Academy of Gods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Academy of Gods » Недоигранные эпизоды » [АИ]Perception


[АИ]Perception

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[bga][ss]http://s019.radikal.ru/i619/1611/ce/6df6e05c25cc.jpg[/ss]
[my]Perception[/my]

[ap]Боги[/ap]
[apb]Мидгард, Марселин.[/apb]

[ap]Время[/ap]
[apb]3Э 433[/apb]

[ap]Место[/ap]
[apb]На просторах Тамриэля[/apb]

[zg]Завязка истории[/zg]
[bgb]
Пренебрежение лором (настолько, что Нереварин отныне ничтожество), наделение себя обилием мощи (лорды дэйдра нервно курят в сторонке), ломка сюжета (потому что можем). Эпизод для себя - ни больше, ни меньше.
[/bgb]
[/bga]
[ava]http://s019.radikal.ru/i633/1611/55/6fba4a7b7f67.jpg[/ava]

Отредактировано Гермес (2016-11-23 12:03:27)

2

Внешний вид: плащ, свободная рубаха, узкие штаны, сапоги, сумка на плечо. 

Музыка падших едва доносилась до слуха. Гам внутри таверны не позволял расслышать шаги хозяина таверны, когда он снова подошёл, чтобы налить вина, якобы с винодельни братьев Сурили. Останавливающиеся в этой обители лживые люди, казалось, заразили своей сутью это место. С шумным выдохом старик с сальной сединой наклоняется, чтобы подлить алого напитка в сосуд, однако рыжий мужчина за стойкой прикрывает каменный кубок рукой - капля падает на тыльную сторону ладони. Вино горячит настроение, но никогда не влияет на движение мыслей, оставляя наёмника наедине с теми же проблемами и теми же выводами. Презренно шмыгнув, как будто чем-то отличался от капризных посетителе, владелец заведения отправился к другим обязанностям, оставив клиента. Хвост Мидгарда метался из стороны в сторону, то и дело обвиваясь вокруг одной из ножек стула, подобно тому, как думы в голове мужчины не могли найти себе места и сконцентрироваться на единой идее - а ведь когда-то он мог. Или это только казалось.
- Как долго ты можешь контролировать свой аппетит..? - Внезапно спросил он у своей спутницы, оторвав руку от каменного сосуда; след красного обруча остался на ладони. Прервал молчание и напомнил воспитаннице благородной семьи о своём существовании. Хотя возможно, это тоже только казалось, и она всё это время ещё думала о нём. С проклятьями или любопытством, свойственным перед первыми шагами в новое. Или и тем, и другим.
Невидимый взгляд Серого лиса, взирающего с одной из стен, казался напряженным, хотя ни бровей, ни очей не было видно из под тени капюшона. Матёрый разбойник следил за каждым действием гостя, внимательно изучал девушку рядом с ним - готовился к следующему воропу.
Мидгард открыл было рот, чтобы произнести нечто несерьёзное, способное улыбнуть, но тут же закрыл его, сжав челюсть, так и не позволив выраженным клыкам снова блеснуть. Участие в недавней трагедии оставляло осадок настолько мутный, что сквозь него почти невозможно было различить отношение Марселин к наёмнику. Янус доверял ему, их знакомство было подкреплено общими связями и пережитыми бедствиями, но вряд ли подобное позволяла себе вампиресса. Липкое ощущение на руке от вина усугубило дискомфорт. Откинувшись назад, мужчина спрятал ладонь в волосах, растрепав волнистые пряди. А ещё Янус знал, что эта девочка вполне себе сможет за себя постоять и ей нужен куратор, а не защитник. Высокая цена спутницы вызывает улыбку, но хищная природа изображает на устах алырника лишь косую ухмылку.
Всегда найдётся рыба покрупнее. 
- Самый разыскиваемый преступник столетия. Возможно, того самого века, который ты пропустила. - Кивает в сторону розыскного плаката мужчина, всё-таки позволив взглянуть себе на ту, которая когда-то была приговорена своими же родными ради общего блага. Интересные оправдания придумывают люди, порой, даже одни из умнейших людей. Желтые глаза обращаются к лику спутницы - он замечает новые особенности её внешности, как будто раньше рассмотрел её только вскользь, не желал запоминать. - Считается, что он обокрал саму Ноктюрн, а этот греховный подвиг позволил ему стать во главе воровской шайки, позже сформировавшейся, как гильдия воров. - Неторопливо выводил он слоги - не потому что рассказывал новое, а потому что оттягивал момент, когда понадобится перейти к общению более личному, назвать её по имени, спросить о местах, которые бы она хотела посетить. Мешал стыд. Несогласный с волей Гассилдора, он всё-таки был готов убить - если потребуется, внучку того, кого называл другом. А теперь она вместе с ним в одной из самых гадких дыр Имперского города - и самой амбициозной дырой, куда стекаются все реки информации. Главное знать, как именно выудить эту информацию, и полукровка знал. Всякое желание или прихоть высокородной смогут найти план к своему осуществлению именно здесь. Извиниться? Подобное не приходило и близко в голову. Перед ним никто ни разу этого не делал.
- Она новенькая? - Услышал краткий экскурс трактирщик, протирая грязный тряпкой посуду. Сосредоточенным взглядом, насупив брови, старик ещё раз осмотрел юную леди, расписывая для себя собственные выводы. - Тебя искала Метредель. - Сплюнув в тарелку, которую только что вытер, напомнил владелец, оторвавшись от неизвестной ему гостьи. Ткань снова заскрипела по глине.
- Приму к сведению. - Равнодушно ответил Мидгард, намереваясь продолжить свой рассказ к  наследнице Гассилдора, на что с улыбкой полной гнилых зубов трактирщик только качнул головой. 
- Я предупредил. - Сказал рабочий, отвернувшись от рыжего посетителя.
Всё-таки виноград, даже дешевый виноград, притупляет не только чувства. Слишком поздно понял вор, что его согильдийка совсем рядом, готовая выплеснуть недовольства за каждый проведённый впустую день - когда она ещё пыталась найти мошенника на улице города, чтобы передать ему обговоренное послание. Обернуться мужчина не успел - сильные пальцы охватили его затылок резким движением приближая лоб к стойке, идентичное действие, но другой рукой, было проведено с сидевшей рядом Марселин. Посуда на столе громыхнула.
- Что ты себе позволяешь!? - Перепрыгнула стойку лесная эльфийка, очутившись напротив двух искателей. Однако только заметив лицо и облик девушки, воровка мгновенно сменила тон. - Прошу прощенья, я думала, что ты одна из его намалёванных подружек. - Говорящая не изображала искреннее удивление перед признаками достоинства и гордости Марселин. А дорогое одеяние лишь ещё более убеждало в обратном первому впечатлению из-за спины. - Но теперь я поняла, что ошиблась. - Улыбка не шла Метредель, облачая её натянутое эльфийское личико в гладильную доску. - Ты ведь не украл её? - Грубо спросила она у рыжевласого, не понимая, как следовало трактовать присутствие женщины подобного уровня в таком месте.

[NIC]Midgard[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i633/1611/55/6fba4a7b7f67.jpg[/AVA]

3

[NIC]Marceline[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/17SZN.jpg[/AVA]
Все казалось новым в мире, который она только-только начала узнавать. Марселин впитывала настроения, слова, казавшиеся чуждыми, повадки и манеры окружения. Конечно, привыкшая к небольшому пространству, что было отведено на жизнь и редкие прогулки с конвоем, она чувствовала, что мир будет для неё недоступной роскошью, она никогда не впишется в него, не станет полноценной, оставаясь все той же пленницей башни Януса.
После того, как наемник напал на неё, она хранила печать обиды, пробирающей ночами до слез. Как дед мог так поступить с ней, ничего не пытаясь объяснить?! До сих пор был горький осадок, несмотря на то, что тот быстро предпринял все, чтобы сгладить острый угол и, даже, согласился выпустить птицу на волю…, увы, с условием, которое сидело рядом.
Вампиресса старалась не смотреть на своего нового смотрителя. Первое впечатление сложно сгладить, а когда тебя пытаются то ли убить, то ли отравить, тебе сложно мыслить здраво и неприятное чувство не проходит. Девушка привыкла, что к ней обращаются с должным уважением, а этот прохвост, с рыжей копной волос и странными глазами – про хвост она вообще старалась не думать, поскольку это быстро захватывало её внимание и заставляло переводит взгляд на подрагивающий, пушистый отросток, - даже не попросил прощение. Правда, Марселин не позволяла себе показывать свою обиду, лишь держалась прохладно с новым знакомцем.
- Как долго ты можешь контролировать свой аппетит..? – Нарушает молчание мужчина. Шатенка едва удержалась от вздоха и заставила себя повернутся. Он не был ей противен, но само осознание, что она, в какой-то степени зависима от него било по самолюбию.
- Опять?! Серьезно?! – Вздохнула девушка, скуксившись. – Ты снова поднимаешь тему, которую я не хочу обсуждать. Я ведь говорила тебе. Или ты считаешь, что, слегка выпив, у меня развяжется язык? – Голос вампирши был спокоен, тих, но не переходил ту грань, после которой Мидгарду пришлось бы сильно напрягаться, чтобы расслышать её. – Откровенничать я не собираюсь, если тебя это интересует, то обратись к Янусу, вы же с ним близки.
Чуть помолчав, сжав губы, девушка отвернулась, продолжив прерванное рыжим занятие. Она разглядывала посетителей. Разношерстная масса, состоящая не только из представителей множества рас, но и сословий, профессий. К примеру, за центральным столом, близ камина, могучие войны тискали официантку и проститутку, что сидела на коленях главаря. По обрывочным фразам и взрывам хохота, перемежающимся с громогласными тостами, славящими их «подвиги», она поняла, что компания отмечает успешное завершение какого-то дела. Серые глаза шатенки пробежались по залу и вернулись к собеседнику. Было трудно удержаться на его лице взглядом, ведь краем зрения она ловила нервное подергивание хвоста.
- Самый разыскиваемый преступник столетия. Возможно, того самого века, который ты пропустила. – Привлекает её внимание полукровка, указывая на плакать. В любом злачном заведении любого города есть вот такая доска «почета». Зачастую в тавернах собирались не только бандиты, но и искатели приключений, которые готовы были пустится на поиски, ради обещанной награды. Марселин заинтересовано уставилась в слегка кривоватый шрифт листофки.
- Было бы интересно поискать его, не находишь? – Сдержанный, спокойный голос противоречил живому интересу в глазах, загоревшихся серебром и резким поворотом головы. Девушка вздохнула, поняв, что впервые, за долгое время смотрит прямо в глаза спутнику. Некое смущение и замешательство заставляют прикусить язык, не дать сорваться ненужной фразе. Она хотела узнать мир, для этого ей нужен он, но вряд ли мужчина согласится таскаться за взбалмошной девицей куда бы она не захотела. Вампиресса так же думала полученную награду отправить  в Университет магов, но и в этом случае, она считала, что он запротестует.
- Считается, что он обокрал саму Ноктюрн, а этот греховный подвиг позволил ему стать во главе воровской шайки, позже сформировавшейся, как гильдия воров. – Она вновь отдает свое внимание рыжеволосому, нахмурившись и сведя брови к переносице. Девушка не знает, стоит ли верить, а может он шутит, пытаясь подколоть её. Марселин разворачивается к нему полностью.
- Это правда? – Слегка наивно звучит фраза, но что поделать, получая образование, о мире и его нравах она знала лишь из книг. Многочисленные учителя не переходили грань общения, прочерченная правилами поведения между ними и подопечной, к тому же, Янус не желал, чтобы пришлые задерживались дольше положенного. – А ты… видел Ноктюрн?
С дедом у неё был долгий вечер разговоров, когда Мидкард пытался влить ей в горло лекарство. Тогда же, впервые за долгое время, ей дали возможность, под чутким присмотром, наполнить себя силой крови, в тайне от гостя, за закрытыми дверьми. Ещё неделю за шатенкой присматривали, пытались понять, проявляется ли та страсть, что была у родителей, но нет – девчонка вела себя как прежде, будто она все ещё сидит в башне. Свободное время до сих пор посвящалось чтению, не удивительно, что она верила на слово и тяготела к таинственному.
Задать очередной вопрос ей не дал подошедший трактирщик. Его внимание не нравилось Марселин, она считала, что выглядит так же как все, но не учла дороговизну тканей, утонченную выделку кожаных изделий и сапог, а также застежки из драгоценных металлов, украшенных камнями. Ведь на картинках в книгах путники выглядели именно так.
- Она новенькая? – «Я могу, и сама ответить!» - Уверяет себя девушка, недовольная тем, что вопрос задан не её, а спутнику, будто она не живая или тут её и вовсе нет. -  Тебя искала Метредель.
Имя заставило её встрепенуться, она искоса посмотрела на рыжеволосого, чуть прищурив глаза. Его реакция не дала ответ на вопрос, появившийся в её голове, что весьма расстроило вампирессу, но это не значит, что она сдастся и не устроит мелкий допрос, пусть и без пристрастия.
Как только трактирщик, пожав плечами, отошел, унося с собой зловонное облачко, выдыхаемое им, Марселин, с хитрым прищуром, как ей казалось, посмотрела на Мидгарда:
- А кто она та…
Вопрос был прерван. За спинами путников кто-то возник, его пальцы вцепились в затылки и лоб девушки угрожающе быстро стал приближаться к деревянной столешнице. Вампирша уперлась руками в угол стола и попыталась отстранится, замедлить неизбежное столкновении и это, отчасти получилось, поэтому удар был не столь сильным.
Стоило только эльфийке дать команду, как шатенка почувствовала свободу и выпрямилась, потирая лоб, сразу же нашла взглядом ту, что говорила. На лице отражалось неудовольствие. Ей не нравилось такое обращение, никто не готовил её к такому.
- Прошу прощенья, я думала, что ты одна из его намалёванных подружек. – Приговорила эльфка. До Марселин не сразу дошло, что она имеет в виду, а когда же осенило, то лицо вытянулось и девушка украдкой глянула на Мидгарда, обещая себе выпытать у него, кто эта особа и почему она так решила.
- Принимаю ваши извинения, - учтиво кивнула вампиресса.

Внешний вид

Плащ из тонкой, дорогой шерсти серо-голубого цвета заколотый серебряной брошью с гранатами. Шелковая, белая рубашка и кожаный жилет, темные, узкие штаны, вправленные в высокие сапоги из мягкой кожи.

Отредактировано Иштар (2016-11-26 14:29:09)

4

- Было бы интересно поискать его, не находишь? - Простой вопрос, заданный без вызова, не наполненный яркими эмоциями, покачнул слишком сильно молодого человека, столкнувшись напрямую со знаниями Марселин о мире, вернее, их полном отсутствии. Однако в её словах он разглядел не только отсутствие ориентации в неограниченном стенами башни пространстве, но и живой интерес к поимке легенды, отождествляющий удачливых охотников с фигурами не менее значимыми, чем сам великий вор. Сонмище стражей порядка не могли даже выйти на след великого плута, окружённого верными соратниками, но не постеснявшиеся дерзкого вызова двое молодых людей, проявляя смекалку и сообразительность, смогли превзойти владельца несравненного агномена и доставить его властям.  В этом вопросе было не только незнание вампирессы мира, который должен был склонить колени перед её положением, полученным при рождении, но и блаж родственная тщеславию. Блеск серебра в её глазах дороже ослепляющего блеска золота.
- Я на него работаю. - Размеренно отвечает мужчина, стараясь не обдать дыханием с толикой винного привкуса спутницу. Внутри разгорается огонь, приходящий на смену первоначальному удивлению: воображение складывает шалости одну за другой.
– А ты… видел Ноктюрн? - Она не обрывала диалог и какой-то частью себя мужчина был благодарен ей за это, что не отвернулась, не поджала колени, а позволяла вести её дальше. Качество, обладал которым и Янус - умение лицезреть одну и ту же картину от лица каждого из участников произведения, она могла понимать виденье кого-то кроме её собственного.
- Нет, - Признался Мидгард, снова оборвав эстафету фантазий девушки. - Обычно принцы и принцессы Дэйдра принимают по большей части исключительно своих последователей, но даже тогда их встреча лишь словом, они не показываются, если не случилось нечто крайне важное для них. - Повествовал полукровный, что за свои годы честно мог похвастаться только одной встречей с розовой госпожой. Или он так думал. - Хотя иногда, ради своих целей, они принимают человеческие обличья и спускаются в мир людей, особенно это любит делать Сангвин, соблазняя людей. - Послесловие к историям в детстве всегда было поводом для новых заоблачных представлений в воображении - ребёнок не знает мир, не знала его и Марселин. С другой стороны, мир давно познал полукровка, только ребёнком быть от этого он не перестал. - Никогда не замечала особенно пылких или похотливых преподавателей? - Задирает пошлой шуткой Мидгард тему вверх, ещё не понимая, какие темы подобной наглостью он мог привлечь за ширму диалога. Тусклая искра юмора, скверные ассоциации. Личная жизнь вампирессы в башне, если таковая и была, вряд ли осквернялась подобными знакомствами.
Метредель помогла сменить тему, обозначив ярым восклицанием по голове своё присутствие. Броская и недовольная, она могла бы рвать и метать - но не умела.
- Вот она, та Метредель. - С запозданием отвечает мужчина, поднимая опрокинутый кубок. - Она работает на тех, кто работает на него. - Не слишком громко продолжает говорящий, снова вспомнив место при Сером Лисе. Сухой взгляд обращается к незваной эльфийке, желая поскорее закончить препинания и конфликт.
- Принимаю ваши извинения. - Вместе с ним отвечает Марселин, грамотно и аккуратно, как тому предписывали все каноны вежливости. Этикет слишком сильно сроднился с сутью персоны по нелепой случайности оказавшейся в приюте алкоголиков, воров и искателей наживы. Именно нелепой и только нелепой - какие общие дела могли быть у этого совершенства с крысами. О, девять божеств, как только она терпит подобное заведение и ещё не обратилась в надлежащие инстанции. Так прозвучали для низов слова высшей, так присутствие уважение оскорбило тех, кто давно забыл о нём и принимает подобное за высмеивающий миф. Метредель не исключение, подёрнув носиком, она проглатывает оскорбление, пришедшее ей на ум. Маленькие глазки стали ядовито-черными.
- Тебя выкопали с выставок в театра или из под полов библиотеки? - Вместо ругани всё же складывает слова по иному воровка, так и не различившая в обращении к ней того, что не смог бы дать никто другой.
- Нет и будет очень благодарна, если ты поделишься с ней своими вещами. - Мгновенно реагирует Мидгард, слишком резко для опьяневшего бунтаря выпятив руку вперёд и привстав над стойкой, останавливая движение Метредель в сторону внучки Гассилдора. Плоский живот, одетый в кожаную броню пружинит о ладонь. Деталь, о которой стоит подумать в дальнейшем: внешний облик Марси. Долго оставаться анонимной и неизвестной не получится, когда лорды сразу же признают её за свою, а бедняки и бандиты корчат недовольные рожи. Изменив одежду девушки, её личность можно будет спрятать. По крайней мере до той поры, пока она не откроет ротик. Метредель поможет. Ненависть к бывшему сопернику она может изображать сколько угодно, но угодить согильдийцу сможет всегда - не случайно она отказалась от проклятий в сторону высокородной, заменив их обыденной грубостью. Поможет, пусть изначально и хорошо поворчит.
- А ты должен был получить задание ещё месяц назад, и после этого что-то просишь? - Поднимая одну бровь, бросает эльфийка алырнику, указав в её сторону потёртым свитком. Пергамент измят и намаслен.
- Не в этот раз, пусть за дело берутся Амазай или Фатис. - Мидгард был непривычно серьёзен, и оттенок его голоса набивал настоящим проблемам говорящего почти такую же цену, как и стоимость задания от самого главы гильдии. Он не возьмётся ни за что, доверив всё свое время обещанию старому другу.
- Амазай не возьмётся за доверенное тебе, Фатис стар. Это дело не случайно ждало столько времени именно тебя. - Уже без прежнего напора, поколебавшись перед интонацией товарища, но всё ещё не сдаётся. - Что с тобой такое? - Обращается эльфийка к девушке, не понимая, чем её присутствие более важно приказа свыше. Разве воровская честь и свобода ценностей не превосходят истлевшие порядки и нежных графских дочерей?
Грохот у двери заставляет обернуться: тучная и высокая фигура мужлана отбрасывает кого-то под гогот посетителей таверны. Рыжевласый присаживается обратно, на место, одернув плащ. Движение естественно, однако мужчина как будто бы желает заслонить собой спутницу от неизвестного ей пришельца.

[NIC]Midgard[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i633/1611/55/6fba4a7b7f67.jpg[/AVA]

Отредактировано Гермес (2016-11-26 09:28:15)

5

Детские фантазии и юношеские мечты облекались в плоть, запах и шум застолья. Она чувствовала на коже дыхание таверны, видела приглушенный свет чадящих ламп на масле. Постепенно черно-белые картинки из книг набирали цвета, становясь реальными, вот трактирщик протирает утварь, а вон лютнис распевает балладу. Она старается не показывать, насколько сильно все это бередит душу. То, чем дышала фантазия просыпалась. Нет, в отличие от большинства девушек она не желала быть принцессой в высокой башне, которую стережет дракон, и чьей обязанностью является сидеть у открытого окна и петь грустные песни, перебирая локоны.
Видимо, природа, которая ей досталась от родителей, сказалась и на восприятии себя в мире, она понимала, что может за себя постоять, учитывая таланты, что и определило тягу к приключениям.
Поэтому, да, она действительно считала, что мир приветлив и доброжелателен, то пройдя малые трудности, к ним снизойдёт удача, щедро одарив вниманием. Не сталкиваясь с реалиями нынешнего времени, наивно полагала, что все устроено проще, чем дважды два. Предатели понесут наказание, честные обретут счастье, а смелые сыщут славу. В её мире не было месту смерти, бедности и болезням. Дитя во взрослом теле.
И стоило только Мидгарду сказать, что он работает на знаменитого главаря воров, как серые глаза, уставившиеся на него, округлились. Она готова была расспрашивать его, допытываться. В мозгу работал план, как использовать положение наемника. Не было и мысли, что он ей врет или что наивный вопрос перерастёт в серию шуток и подколов, а может быть и розыгрышей, что обязательно ранят, пока не приучать к иному восприятию. 
Мысли, пустившиеся в пляс, собрал голос рыжеволосого. Ровный тон, повествующий о том, что она, в принципе, знала. Но ведь он видел больше. Мир огромен и чуду в нем было место. Взять, хотя бы её или его. В нем ощущалось инородное, что-то такое, чему Марселин не могла дать определения или названия.
- Никогда не замечала особенно пылких или похотливых преподавателей? – Пошлая шутка, спрятанная в вопросе, ускользает от осознания. Она заливается румянцем и лихорадочно прячет взгляд. Как он может так говорить? Открыто, спокойно, да ещё и при даме. Она поспешно объясняет своему спутнику, что дед тщательно проверял всех кандидатов, не понимая шутки, говорит, что с ними она проводила минимум времени, да и то чувствовала, что Янус рядом.
И кто знает, куда бы унесло полукровку, если бы не эльфийка, так внезапно появившаяся за их спинами. Вампиресса старается реже окидывать её взглядом. Но удержаться невозможно. Нет, она видела представителей той расы и ранее, тогда же подметила, что их черты весьма высокомерны, пусть по сути своей некоторые таковыми и не являются. Не всех же можно было назвать и красивыми. Та, что стояла рядом с ними была из редкого числа. Аккуратная, но, при этом, не запоминающаяся. Она бы легко смешалась с толпой и исчезла. Но вот интонации и речь – они-то передавали характер, бурный, как поток горной реки и непредсказуемый.
- Тебя выкопали с выставок в театра или из под полов библиотеки? – Но обиду улавливает Марселин, анализируя свои слова и не понимая, почему их восприняли так, к тому же в разговор встревает Мидгард, в чьей речи она ощущает дыхание винных поров, а значит, вряд ли он может поручиться за свое поведение. Ситуация не нравилась вампирессе и она судорожно думает, как бы все исправить.
Но и тут наблюдательность, то, чем она славилась во время обучения, её подводят. Девушка не учла, что эльфийка перейдет в нападение, а вот мужчина это прекрасно видел и прервал событие, которое могло загнать шатенку обратно в башню обиженную на весь мир, что обманул и не смог принять.
Далее был диалог, который оказался совершенно непонятен для Марселин. Она вскинула брови, переводя сосредоточенный взгляд с одного на другого, а затем впилась в свиток, что держала Метредель. Задание, да не от властей, а от гильдии, чей главарь красовался на доске как самый разыскиваемый.
Хотелось толкнуть рыжеволосого, попросить взять, хотя бы дать ей его подержать, прочитать, осмотреть. Интерес волной захлестывает и утягивает в дальние края. Глаза сверкают в полумраке таверны, где, после того, как все поняли, что мордобоя не будет, решили просто пить дальше. 
«Что ты делаешь? Бери!» - Почему-то ей не нравился его отказ. Не потому, что они могли пропустить приключение, и это было ей интересно, вовсе нет. Подсознательно, после слов, что это задание напрямую для него от главаря, она поняла, что ничем хорошим отказ закончится, не может и, если её не тронут, то вот ему прилетит по пятое число. Не хотелось бы быть причиной смерти кого бы то ни было.
- Что с тобой такое? – неотрывно глядя в висок Мидгарда, Лин пропускает вопрос и до неё не сразу доходит, что живые глаза эльфийки сверлят её лоб. Резко развернувшись, вытянувшись в струну под холодным взглядом, она лихорадочно думает, что же ответить, ведь не понимает, сказано это с намерением получить объяснение или же новая попытка укола.
- Просто он обещ… - грохот заставляет замереть и упустить слова, да и мысль в принципе. Как ни странно, но лишь часть таверны реагирует на пришельца, а вот спутник просто возвращается на место. Графиня же, подгоняемая любопытством вытягивает шею, пытаясь разглядеть амбала в дверях. А затем вспоминает, что разговор не окончен и не красиво не договаривать. – Он обещал мне помочь, можете считать, что Мидгард нанят мной!
Слова прозвучали громко. Пара столов обернулось на звонкий и чистый голосок девушки. Она расправила плечи, в полумраке сверкнула серебряная застежка. Марселин не стеснялась своего происхождения, но не знала, что не стоит его демонстрировать всем и каждому. Привитая гордость не давала отступиться или прогнуться. Этому ей только предстояло научиться, возможно, именно рыжему и стоить этим заняться.
[NIC]Marceline[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/17SZN.jpg[/AVA]

Отредактировано Иштар (2016-11-26 14:29:32)

6

Внимательность была принята за осадок воображения – сложно было поверить в то, что новой знакомой действительно интересно преступное мероприятие, предложение которого помещалось в руке эльфийки, свернувшись в трубочку. Ее глаза сверкали интересом – не злобой и не отвращением; мгновением ранее она хотела поймать Серого Лиса, прижав его к столбу закона, а теперь жаждет участвовать в афере под его началом. Затворница, не нюхавшая пороху, уверенно шла навстречу действию, чтобы быть одной из тех, кто станет причиной очередного взрыва под канонаду событий. Заинтересованность имперки происходящим пошатнула уверенность мужчины, заставив принять хотя бы возможность участия молодой вампирессы в подобном деле: окажется ли это тем самым эпизодом, который нарисовало пылкое воображение; есть ли угроза состоянию такого создания; не станет ли ее фигура угрозой всему делу – вопросы полились рекой стоило только еще одной тропе возможного будущего открыть себя для озадаченных спутников.
Мидгард осекся, более не продолжая спор, оставив твердую позицию отказа, занявшись многозначительным молчанием – еще более невыносимым, нежели ясный протест. Плащ приподнялся в воздух и тут же осел, когда рыжий полукровка, расправив его, выпрямился и поддался вбок, прикрывая со стороны вышедшею из племени лордов. Хвост перестал двигаться, почти замер, лишь изредка подобно змее едва качаясь. Рассуждениям и мысленным дебатам на предмет поручения главы гильдии воров поставил точку незваный разбойник, куда опаснее, чем внезапно нагрянувший отряд имперского легиона, пусть даже им руководствует Иероним Лекс, проклинающий воровскую нежить . Но если поначалу и была вероятность утаить вампиршу от смертельного внимания грозного мужлана, уже устроившего разгром у входа, то звонкие слова Марси порвали ее в клочья, оставив осыпаться надежду.
- Убедила, Метредель, мы берем. – Слишком бегло выговаривает полукровный, ловким движением выхватывая послание. – Не забудь передать одежду моей… Нанимательнице. – Скользнула интонация вверх-вниз, оцарапав предложение. Мужчина уже почти спрыгнул с высокого стула, бросил мелочь на стол, схватил за руку свою спутницу, чтобы потянуть ее к двери.
- Не так быстро, - Раздался чей-то глумливый голос из зала, почти давившийся от смеха. Не Трона, конечно, не его – но того, кто знал его привычки, кому нравилось лицезреть жестокость и кто предчувствовал возможный исход стычки. Трактирщик с постным лицом вновь сплюнул, на этот раз на пол, вышел из-за стойки, готовый восстановить порядок. Сильные руки перекинули через плечо полотенце.
Грузное тяжелое дыхание раздалось прямо над головой Марселин, нетипичным к образу амбала – осторожным животным движением, Трон опускался ниже, к шее девушки, улавливая ощущениями ее пульс. Она пахла не так как все, гнилые люди в таверне не являлись ей родственниками. Не была она подобна и вампирам, встречавшимся этому зверю на пути – их хребта ломались, стоило ему сжать свой кулак. Такая уязвимая снаружи, она испускала запах опасности, как будто бы это не от него несло железным привкусом крови. Женское начало дразнило и возбуждало – она даже не была тронута, нежная кожа и румяна вызывали аппетит, но эта странная аура опасности провоцировала кровожадность, навязывало покончить с неизвестной как можно скорее.
- Что за леди наняла шута..? – – Смакуя каждое слово в вони рта, выговаривает массивная мужественная фигура, в глазах которое сверкает насилие.
- Трон, Трон, Трон…. – Вскакивает с места Мидгард, отгораживая девушку от матерого оборотня. Став тем самым расстоянием, которое и разделяет двух представителей враждебных сил. – По каким делам в царство упавших? Как насчет немного вернуться к своим суетам? – Напоминает мужчина о цели визита амбала, тонущей в дешевом алкоголе и оглушенной пошлыми рассказами.
- Разве твое дело не шутить, шут? – Отрывается от девушки Трон, притягивая полукровку к себе за грудки. Налитые красным глаза встречаются с ржавым безумием. Казалось, что оборотень может поднять вора одной рукой нисколько не напрягаясь. Зал довольно рыгает хохотом, подначивает и разогревает боевое настроение. 
- Весомый аргумент. – Глухим голосом отреагировал Мидгард на угрозу. Однако вопреки податливости взгляд не отворачивается от алчного голода оппонента; рука неслышно опирается на кинжал, подвязанный на поясе, палец обводит гладкую рукоятку – движение заметное лишь единицам. Стартом не стало ни одно действие – пока не стало. Полукровный настороже, Трон и того больше, его останавливает только возможность сожалеть о скорой кончине своего противника – подлинное удовольствие должно быть растянуто, им должно успеть насладиться.
- Эта территория Серого Лиса, убьешь его исполнителя? – Встревает в распри Метредель, отказываясь быть окоченевшей от осторожности и страха.  Жаркий дерзкий голос  звучит чуждо посреди оледеневшего противостояния. – - Хочешь сделать это, делай не здесь. – Прищурилась воровка, сложив руки на пояс.
[NIC]Midgard[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i633/1611/55/6fba4a7b7f67.jpg[/AVA]

Отредактировано Гермес (2016-11-29 06:20:46)

7

Янус говаривал, что даже у воров есть честь. Она есть у всех, кроме единиц, этакие особи без стыда и совести в мире, где эти два понятия изничтожаются на корню, но их отголоски все ещё теплятся внутри большинства. Марси верила, что рыжеволосый относился к большинству, у которых все ещё остались крохи чести.
Сейчас, стоя рядом с Мидгардом, она чувствует, как он сомневается, отказывается от шанса. «Ты обещал мне показать мир!» - Едва не срывается с губ рассерженной и огорченной девушки, что сверлит взглядом серых глаз висок мужчины. Все больше ей казалось, что её обманывают, пытаются быстро избавится от обузы, показав изнанку мира и как бы говоря, тут нет ничего, вернись в башню. Такая мысль не давала покоя, заставляя злиться. Бровь сошлись у переносицы, и морщинка залегла между ними. Она не чувствует беды, подходящей со спины.  В последствии Лин не сможет точно сказать, что привлекло Трона в ней, то ли одежда, так выделяющаяся среди всех присутствующих, то ли громкое восклицание, сообщающее о достаточно высоком положении, возможно, её спутник понимал лучше.
Все потуги рыжеволосого не принесли своих плодов – их заметили, точнее, заметили её. Не представляя, какую беду она накликала, Марселин все ещё с вызовом смотрит на эльфийку, когда наемник стрелой слетел с высокого стула и выхватил у воровки свиток.
- Убедила, Метредель, мы берем. – Весьма громко, но заметно поспешно говорит полукровка и внутри у имперки растекается приятное чувство. «Мы» - значит она не сброшена со счетов. Хочется ввернуть какую-нибудь колкую фразочку, намекая на то, что он уже начал с ней считаться. Наивное, горделивое чувство, захлестывающее аристократку.
Не забудь передать одежду моей… Нанимательнице. – Все-таки с ним стоило поговорить по поводу своего внешнего вида, раз он уделяет ему столько внимания. Вампиресса не понимала, что же не так – аккуратная одежда, отутюженная, подогнанная по стройной фигурке. Ей казалось, что она ничем не отличается от присутствующих, хотя вряд ли в расчет брался рассеянный свет и полутемное помещение.
Брошенная на столешницу мелочь завертелась и громко звякнула, поблескивая натертыми гранями. Рука, крепкая, все ещё слегка липкая, схватила её за оголившийся участок кожи на руке, чуть выше запястья. Марселин удивленно вскинула брови, переведя взгляд с кисти спутника к его лицу. Кто-то из местных ввернул едкие слова, сейчас она не сильно-то и обращала внимание, поскольку все нутро напряглось, она шумно вздохнула и замерла, чувствуя чье-то присутствие.
Маневр корчмаря подмечается краем глаза, в наступившей тишине она слышит грузные шаги, а затем чье-то тяжелое, зловонное дыхание шевелит волосы на затылке и медленно спускается ниже. Запах мокрой шерсти и мяса, подверженного гниению ударяет в нос, она морщится, но резких движение не делает. Так лев реагирует на гиен, снующих рядом. Насторожен, но не бросается, ожидая первого шага.
Что-то древнее вскипает в ней, когда она чувствует этого человека рядом с собой. Смутные воспоминания, отрывки легенд. Внутри все замирает, мышцы напрягаются. Внутренняя готовность?  Опасность и интерес смешивается в нем, она чувствует, как от пришельца тянет смертью. Желание пробивается наружу, двоякое, чуждое ей. Казалось бы, это молчаливое знакомство так и продолжится, пока не переродится во что-то страшное, что чувствовали все. Но люди, привыкшие к насилию, воспринимали его как забаву.
- Что за леди наняла шута..? – В голосе слышится вызов, он словно просит её сделать шаг, спровоцировать. Инстинкты толкают на ответ, она чувствует свое превосходство не только сословном, расовом и умственном смысле, но и по силе.
- Та, что никогда бы не наняла пс… - Её перебивает прыгающий голос Мидгадра, что вырастает между её телом и тушей оборотня. Запах сбивается, обостренные конфликтом чувства подкидывают нечто новое, сладкое, пьянящее. Зрачки вампирессы, расширившиеся, когда она была готова бросить амбалу вызов, теперь спешат затопить всю радужку. Кое-как взяв себя в руки, шатенка делает шаг назад от рыжеволосого.
По каким делам в царство упавших? Как насчет немного вернуться к своим делам? – Попытка отвлечь внимание приводит к иному результату. Давно уже потеряв тепло руки чуть выше своего запястья, она пожалела о дерзости, что проявила ранее и вынудила Мидгарда послужить громоотводом.
Крупные, словно лопаты, ладони, вцепились в одежды мужчины и потянули его к себе. Девушка неосознанно поморщилась, представляя, каким зловонием обдало лицо спутника. Растерянно она смотрела по сторонам, стараясь найти хоть одно лицо, смотрящее не происходящее без одобрения. В итоге, лишь трактирщик и эльфка хоть как-то выказывали недовольство по поводу вспыльчивости гостя.
«Сделайте же что-нибудь!» - Мысленно восклицает Марселин, стесняясь озвучить это вслух. Она понимала, что дерзость рыжеволосого не останется безнаказанной, а значит, сейчас нужно было действовать. В голову лезли глупые мысли, к примеру, предложить уладить дело миром или же попытаться купить Трона, предложив ему оставить их в покое за определенную сумму.
- Эта территория Серого Лиса, убьешь его исполнителя? – Встревает Метредель и вампиресса облегченно вздыхает, понимая, что-эти-то слова должны подействовать на громилу. Тут все были гостями, включая и его.
«Спасибо, теперь осталось только додавить и забрать Мидгарда…» - Воодушевилась девушка, тут же делая шаг в сторону своего товарища.
- Хочешь сделать это, делай не здесь. – Закончила фразу эльфийка и эти слова для Лин словно удар грома. Она скуксилась.
«Это то, что может нам помочь, спасибо!» - Ироничная мысль, несущаяся в голове и тут же забытая. Отброшенная в сторону.
[NIC]Marceline[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/17SZN.jpg[/AVA]

Отредактировано Иштар (2016-12-02 05:31:02)

8

Он видел, как сморщился Трон, и готов повторить слова Марси для него вновь, но на этот раз окончив предложение до конца, пролив свет на очевидный смысл, обработав его насмешливым тоном. На губах расцветает довольная улыбка: «Та, что никогда бы не наняла пс…» - поспевает осознание того, насколько в штыки воспринимает грубого гостя вампиресса, как порог перед ногами стал общим для них обоих. Негативный осадок ядовитых событий остался, но, вместе с этим, для неё полукровка та нужда, опираясь на которую, она - амбициозная и любознательная, пройдёт тернистый путь к свету новых событий.
Марселин тянет сопровождающего на себя, как будто её движение пересилит железную хватку зверя и развяжет скрутившее напряжение. Она совсем рядом, но на этот раз стремится поддержать и выручить, а не утопить в разочаровании и выкрутиться из смертельных объятий, за которыми следовал принудительный глоток лекарства. Как будто её аура материальна, он чувствует присутствие спутницы теплым шарфом вяжущемся вокруг спины, когда сам едва достаёт носками до пола. Положение неприятно, давит на грудь. Грузный безжизненный взгляд оборотня поглощал все эмоции до единой, противник не мигая грозил кровавым предупреждением - не отводил взгляд и Мидгард, отвечая шальной ржавчиной собственных глаз. Он знал, что ему делать, но пока не время, не та секунда, а его противник не спровоцирован окончательно. Мысли сосредоточены, внимательно следят за каждым элементом ситуации, проговаривая снова и уже увиденное.
Метредель вмешивается, напоминая о правилах - воровских правилах, блюсти которые обязанность для каждого шленда, что отказался от рамок закона. Видимость свободы - простая иллюзия. Эльфийка отваживает громилу от разборки здесь, знает, что может только отсрочить гнев зверя, а не остановить его, обещает ему награду в более достойной обстановке, однако оборотень не ослабляет своей хватки, а огромная кисть свободной руки сжимается в кулак. Всё ещё не сейчас.
- Или что? Ты и твои друзья воришки наброситесь на меня тыча вилками и ложками? - Он не воспринимает всерьёз гильдию, отказавшуюся от убийства, не считает племя проныр способных к насилию, не уверен в том, что они и оружие то знают с какой стороны брать в руки. Присвисты со стороны посетителей подбадривают накал, комментарии черствеют, настроения входят в раж. Одна из кролей нервно оборачивается, почувствовав неуверенность - вид возбужденных мужей, пьяных от чувств, вызывает опасения.
- Все твои наниматели откажутся от тебя. - Стоящая на своем перед Мидгардом, продолжает стоять на своём и перед оборотнем. - Власть Гильдии распространяется на весь темный рынок. Ты станешь никем, пустышкой. - Позволила себе эльфийка напоминание могущества того темного объединения, к которому принадлежит сама, которым гордится. Торжеством сверкает её взгляд, но тускнеет, стоит перевести его на Лин. Без стеснения и не взирая на пошлые комментарии, она намеревается подойти к девушке, чтобы отвести её к выходу из таверны.
- Никто не откажется от чистокровного убийцы. - Замечает сквозь зубы Мидгард вместо амбала, удерживающего его; говорить становится всё труднее. Выделяющиеся кошачьи клыки придают мужчине оскала. Уже скоро.
Тёмные есть даже среди темных, никто не станет отказываться от ходячего орудия убийства, даже если об этом попросили влиятельные друзья. Цель оправдывает средства, а друзья разделяют дружбу лишь покуда выгодны. Двоякое циничное отношение - для некоторых людей "честь" лишь орудие для манипуляции.
- Жалкие последние слова! - Алчно бросает Трон делая замах рукой в рыжую голову. Он устал ждать крови, жажда зовет его, а особенно сильно поет плоть той высокородной леди. Сладкий голос сводит с ума. Резкое движение - Мидгард высвобождается из удерживающей его хватки, достаёт кинжал и метит прямо под руку оборотню - поближе к жаркой артерии. Накаляется магия, губы неслышно читают стих заклинания школы разрушения. Сверток с заданием от Серого Лиса падает на пол.
- А ну прекратили оба! - Заставляет замереть не только обоих нарушителей, но и жадных до зрелища посетителей трактирщик голосом более походящим на громогласный рык. С засученными рукавами мощного телосложения норд хватает за шеи бывших соперников, подталкивая их к выходу. Непонятно откуда обладающий подобной силой, немолодой владелец таверны ловко разводит двух мужчин, как будто оба являлись только детьми. - Проявите ещё хоть раз неуважение - будете чистить свиное ложе и мне абсолютно плевать кто из вас, мешков с дерьмом, кем является! - Посетители таверны нашли нового фаворита, ранее не оглашенного: выходец Скайрима не просто наводил порядок, он доказывал свою власть здесь и сейчас. Выкинутый в сторону главных дверей Трон ещё что-то говорил про то, что пожалеет старика за его годы на этот раз, но Мидгард не произнёс ни звука, когда его вытолкнули в сторону черного хода.
Метредель уже стояла рядом, как и Марселин - когда они успели.
Стояло принести извеинение, но с видом как будто бы всё так и должно было случиться, Мидгард поправляет плащ:
- Задание у тебя? - Он изучает Марси, неосознанно проверяет, не ушиблась ли она.
[NIC]Midgard[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i633/1611/55/6fba4a7b7f67.jpg[/AVA]

Отредактировано Гермес (2016-12-01 08:18:06)

9

Слова, сказанные с горяча. Мысли, не сразу поспевшие за языком, говорят о том, что это не сойдет с рук так просто. В итоге, на её месте оказывается рыжеволосый, чьи носки ботинок даже до дощатого пола не достают. Ситуация накаляется, напряжение волнами расходится от противников, к запаху примешивается острый – азарта, сладкий – бьющейся в жилах крови, резкий и кислый – чей-то страх. 
Девушка ищет помощи, боясь вновь открыть рот, дабы не разозлить оборотня окончательно, ему ведь это и нужно – провокация, не более.
Улюлюканья со всех сторон, подбадривающие выкрики тех, кто знал, что Трон спокойно разорвет противника, а затем закажет себе темного, крепкого эля и отпразднует, в то время, как трактирщик, тихо ругаясь будет убирать окровавленные ошметки. Картина предстала перед глазами вампира так, словно она уже видела это и чувствовала запах крови, щекочущей нос. 
На замечание эльфийки оборотень лишь фыркает, отмахиваясь и обдавая гнилым дыханием лицо Мидгарда. Марселин не отходит от честного вора, она не замечает, как рука поглаживает эфес кинжала, но вряд ли этого не замечает воровка, чьи навыки куда как отточены и среди них не последнее место занимает наблюдательность.
Метредель упрямо давит на Трона, стараясь отговорить от кровопролития, а ведь действительно, они ничего не сделали, он сам. Но разве кто-то возьмет в расчет слова той, что не относится к темному рынку, даже имя деда вряд ли будет иметь вес в этой ситуации. Слова тяжелые, падают и кажется, что в глазах амбала что-то появляется, но нет, это лишь кажется, в тяжелом, пустом взгляде нет ничего, кроме животных мыслей и инстинктов, не отражается даже проблеск сознательности. Он пришел сюда уже с одной целью – затеять драку с кем-то, а самое главное, среди сидящих надо было выловить того, кто будет меньше всего опасен. Изначально этим кем-то была Лин из-за своей природы не дающая покою матерому оборотню, повидавшему на своем пути не одного вампира.
Слова Мидгарда обжигают, девушка ошарашено смотрит на спутника не понимая, что он творит. Кровь шумно бьет в висках, мысли судорожно порхают, сбивая с пути. Вокруг пальцев и в середине ладони загорается синева, в нос ударяет приятный запах озона, послегрозовая свежесть, а кончики покалывают небольшие разряды.
Марси не любит школу Разрушения. Заклинания неприятны, обжигают, холодят или жалят самого мага, а это неприятно. Другое дело поддерживать кого-то в битве, брать измором или же успокаивать одним движением руки. Но даже так Иллюзии могут быть весьма жестоки. 
На запястье ложится прохладная рука Метредель. Она одними глазами указывает направление взгляда, по которому стоит проследовать вампирессе. Имперка повинуется и видит ладонь, что уже легла на рукоять кинжала. Мидгард все продумал, когда обе руки и сознание соперника поглощено одним, предвкушая скорую победу и уже чувствуя на губах вкус крови, он не замечает тайных действий соперника.
Шатенка легонько стряхивает не произнесенное заклинание, выпрямляется, недоуменно глядя на происходящее.  Грубые слова Трона, сулящие плохой конец, а затем, почти в мгновение ока, ситуация в корне меняется. Хрустящий свиток с заданием выскальзывает из рук рыжеволосого, девушка же реагирует мгновенно. Марселин выкидывает руку, в центре ладони горит коричневый огонек, охватывающий падающее задание и заставляя его замереть, так и не достигнув пола. Быстрое движение к себе и рука сжимает хрустящий тубус.
- Идем, - шепчет Метредель, утягивая за локоть спутницу Мидгарда в сторону. Эльфика, стоило ей только оказаться за порогом таверну, переходит на бег и вампиресса вынуждена подстраиваться.
Плащ усложняет движение, хлопая за спиной, захватывая потоки воздуха, обвиваясь вокруг ног. Но она изо всех сил старается не отставать, хоть и теряет дыхание. Выверенные, точные движения эльфки казались так естественны и грациозны, что невольно вызывали легкую зависть. Две женские фигуры сворачивают за угол, резко останавливаются как раз в тот момент, когда двери черного хода распахиваются и за порог выставляются зачинщики беспорядков. Грозный взгляд хозяина таверны говорит о многом – в ближайшее время обоих тут точно ждать не будут. С одной стороны, хорошо, с другой – Лин подозревала, что именно тут было место сходок Гильдии Воров, а значит, что теперь им ещё и надо было искать или посредника, или новые места для встреч.
Трон грязно ругался, понося хозяина таверны на чем стоит свет, используя такие слова, от которых, у привыкшей к иной культуре и обществу, вампирессы заворачивались в трубочку уши. Даже несмотря на то, что они находились на разных улицах и шум живущего своей жизнью города был весьма ощутим, к тому же из ещё не закрытой двери таверны послышался взрыв хохота, все равно зычный голос оборотня доходил до троицы, отражаясь от стен домов.
- Задание у тебя? – Пристальный взгляд мужчины заставляет смущенно потупится, она откинула назад плащ и выставила руку перед собой, в которой сжимала свиток. Любопытство борется с застенчивостью, не природной, вряд ли это в её характере, бойкая и смелая девчушка выросла в своей темнице не такой, какою должна была быть. Каждый шаг вдали от родового гнезда будил страхи и мысли, кои не посещали её ранее. 
- Зачем было так рисковать? - Наконец-то говорит она, поднимая взгляд серых глаз. - И кто это такой?
[NIC]Marceline[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/17SZN.jpg[/AVA]

Отредактировано Иштар (2016-12-02 05:31:20)


Вы здесь » Academy of Gods » Недоигранные эпизоды » [АИ]Perception


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC