Academy of Gods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Academy of Gods » Квест: «Восславляя Самхейн» » Кукурузное поле


Кукурузное поле

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[bga][ss]http://i.imgur.com/PDVs0fd.jpg[/ss]
[my]Кукурузное поле[/my]

[ap]Кто находится в локации[/ap]
[apb]Персефона, Танатос, Инари, набор открыт[/apb]
[ap]Ссылки на побочные ветки[/ap]
[apbr]Яблоневый Сад[/apbr]

[bgb]
Кукурузное поле протягивается вширь на несколько гектаров земли, вплоть до самого «Сумрачного Леса», который ребята прозвали «Запретным Лесом». Место немного навевает ужас, особенно в темное время суток. Но сегодня, как назло, накатил туман и небо было затянуто тучами. Находиться в таком месте было немного не по себе. Кое-где можно было словить испуг от вида соломенного пугала, который во всем этом освящении выглядел, как труп подвешенный к длинной палке, изредка пугая надоедливых ворон. Придя на сбор урожая, ребята и не подозревали, что помимо визуальной крипоты и кучи работы, их ожидает еще и вполне себе реальная и опасная крипота, которая то и дело мелькала тенью среди кукурузных початков.
[/bgb]

[/bga]

2

Много всяких различий было между Джули и Персефоной. Но одно и самое явное: Джули терпеть не могла ковыряться в земле. Если вначале она занималась посадкой и разведением растительности интереса ради, практикуя совместно магию, то потом её интерес к выращиванию культур полностью сошел на нет. А новость о том, что им почти весь день придется копаться на ферме, не добавила энтузиазма, тем более, что мрачная погода располагала не к прогулкам, а желанию остаться в комнате и поспать. Поэтому она с радостью передала тело Персефоне, понимая, что от этой повинности их всё равно не избавят, а сама решила предаваться сну. Даже со стороны ей не очень хотелось наблюдать за рутинным: нагнулся, сорвал, положил, перешел, нагнулся, сорвал, положил.
Но празднику сбора урожая была рада сама Персефона. Что может быть чудеснее?! Всё, что так старательно взращивали, наконец-то дало свои плоды, которые созрели. Сколько всего вкусного можно будет приготовить из них. И даже невзрачная погода не могла испортить богине Весны прекрасное настроение. Общество мрачного Танатоса скрашивало прогулку. Не то, что Персефона жаждала с ним общения, но его общество ей было более привычно, чем если бы это был кто-то еще другой, несмотря на то, что с факультетом Темной звезды она практически не имела никаких дел. К друзьям мужа у нее было почтительное отношение. Его друзья - её друзья, хоть оные могли иметь на ее счет совершенно иное мнение.
Одеваться вычурно на такие мероприятия она не видела смысла, поэтому богиня была одета в простое платье-сарафан с цветочным принтом, сандалии на плоской подошве. В тон синему пояску под грудью на платье был выбран и синий ободок для волос, декорированный цветами. На шее как бархотка был прикреплен красивый маленький плеер.
Студентам выдали корзинки, и отправили собирать кукурузу.
Как только они дошли до него, Персефона, мурлыкая себе под нос песенку и даже немного пританцовывая в такт музыке, которая играла в одном наушнике, принялась с усердием собирать урожай. Раньше всегда осень ассоциировалась у нее с ощущением конца, когда нужно оставить мать, ремесло, и вернуться в мир мертвых. Единственная радость такого возвращения туда - муж. Для нее это было тот самый вечер воскресенья, если переводить на людские аналогии, когда пока еще никуда не нужно, но уже немного грустно, что такое прекрасное время подошло к концу. Но пока она в Академии, и пока у них с Аидом такие неопределенные отношения, которых скорее больше нет, чем они есть, она была свободна как ветер. Теперь она могла наслаждаться приходом зимы, снегом и всей прелестью этого периода, не спускаясь под землю.
Работала она достаточно быстро, что неудивительно. И вскоре несколько больших корзин было собрано. Поставив последнюю собранную корзинку на землю, девушка поправила челку и осмотрелась. Танатоса она уже умудрилась потерять из вида, увлекшись работой, но окликать его не собиралась. Она лишь отнесла полную корзину к границе кукурузного поля, чтобы потом не пришлось их искать, а сама уселась на травяную кочку среди цветов, которые расцвели под ее руками от магии. После плодотворного труда нужны перерывы, чтобы работа была не так утомительна. Наслаждаясь видами и музыкой, ее внимание вдруг привлек шорох где-то в кукурузе. Сначала девушка не обращала внимания, подумав, что это ее напарник. Но эти звуки носили странный и непостоянный характер, отчего заставили Персефону снять второй наушник и прислушаться.
- Тана-тос? - на всякий случай она окликнула бога смерти.

3

Праздник урожая, и именно туда решили записать Смерть. Довольно иронично. Праздник, фактически, восхваляющий жизнь, должен оказаться каторгой для того, кто эту жизнь обрывает собственными руками. От подобных мыслей жнец улыбнулся. Он был на удивлении в приподнятом настроении. И дело не в том, что придется копаться в земле, в навозе, собирать всякие полезные штуки, радоваться цветам - нет (вы хоть можете представить картину радостно скачущего Таната, который бежит за бабочкой, попутно собирая венок из одуванчиков?). До него сегодня никто не докопался, никто не решил обнаглеть и в очередной (а в который раз, серьезно?) раз напомнить, что кое-кто просрал собственную Косу. И еще кое-что: разрешалось идти в любой одежде. Конечно, форма Академии нравилась жнецу. Немного пафосная, не без этого, но в ней Танатос выглядел очень впечатлительно. Высокий, статный, с отстраненным выражением лица, смотрящий на все с тем взглядом, когда понимаешь, что этот миг, как и все вокруг, сгинут у тебя же на глазах, и это давно уже стало обыденностью.
Его записали вместе с Персефоной. Танатоса многие ненавидели за его сущность. Афродита боится, иногда пытаясь поддеть, даже его сестра Немезида вечно пытается привлечь его к ответственности, что же тогда говорить об остальных светлых богах? Но не Персефона. Если остальные были треклятым мусором под ногами жнеца, то Персефона - прекрасный цветок. Она по-своему хорошо относилась к свите Аида. И потому для Таната она - королева, Владычица мира мертвых. Не хозяйка, нет, и уж тем более Смерть для нее не слуга. Он часть свиты Аида, а Персефона его жена (причем Танатос до сих пор ее таковой считал, что бы там между ними двумя не произошло), и потому он относится к богине весны со специфическим, но уважением. И защитой. Он принялся сопровождать дочь Деметры. Возвышаясь над ней, он был ее охраной, жнец оберегал ее, хоть и держал дистанцию. Но любой из незадачливых кавалеров, которые пытались "подкатить", как говорят смертные, к ней, тут же удостаивались сурового взгляда, а особо ретивые получали пинок под зад. Ибо нехрен лезть к Владычице Подземного мира, еще не доросли до подобной чести.
Как уже было сказано, жнец лишь смотрел со стороны. От работы он, можно сказать, добродушно отлынивал, что было не в его характере. Ибо сейчас была более важная цель. Хотя иногда Танатос все же срывался и начинал работать, после чего постоянно умудрялся терять Персефону из вида и в панике (внутри, конечно) бегать и искать ее. И, находя, каждый раз успокаивался.
Вот и в этот раз случилось то же самое. Пришлось тут же кидать все дела и бежать искать пропавшую королеву, и как оказалось, не зря. Смерть резко выпрыгнул сзади и встал между источником шума и Персефоной. В руках тут же оказался его меч. Левая рука грубо и беззастенчиво (Надо будет потом перед ней извиниться, нехорошо вышло. Обидится еще, а этого мне не надо.) подмяла под жнеца девушку, пряча ее за спиной. Там будет безопасно.
- Если там какой-то студент-придурок, что хотел напугать девушку, то беги, тварь. Иначе я тебя на куски порву и даже ни капли не пожалею.

4

На грозные слова бога Смерти никто не ответил, лишь легкий порыв ветра снова колыхнул кукурузу, чем скрыл чье-то присутствие. Шум внезапно прекратился вместе с порывом ветра, будто кто-то испугался того, что его заметили. И от этого становилось немного не по себе - кто-то внимательно выжидал, когда боги снова отвлекутся на работу. Если боги решаться проверить, что же пряталось в кукурузе, то будут расстроены, ничего не найдя, но могут заметить довольно крупные следы на земле.
Но это было не самым странным - изменилась и атмосфера вокруг. Воздух стал тяжелее и наполнился странным запахом, который может показаться знакомым тем, кто хоть раз в жизни сталкивался с миром мёртвых. Если боги будут достаточно внимательны, то увидят, что в некоторых местах там, где слышался шум и были найдены следы, растения стали чернеть и покрываться язвами, что говорило о том, что рядом с ними находился сильный источник заразы.
И тут раздалось тихое рычание...

for Nick(s)|0J/QtdGA0YHQtdGE0L7QvdCw

0J/QtdGA0YHQtdGE0L7QvdCwINGD0YHQu9GL0YjQsNC70LAg0YDRi9GH0LDQvdC40LUg0L3QtSDRgtC+0LvRjNC60L4g0YLQsNC8LCDQs9C00LUg0YDQsNC90YzRiNC1IC0g0YLQsNC6INC20LUg0L/QvtC30LDQtNC4INGB0LXQsdGPLg

for Nick(s)|0KLQsNC90LDRgtC+0YE

0KLQsNC90LDRgtC+0YEg0LzQvtCzINC/0L7Rh9GD0LLRgdGC0LLQvtCy0LDRgtGMINCyINCw0YLQvNC+0YHRhNC10YDQtSDRh9GC0L4t0YLQviDRgNC+0LTQvdC+0LUg0Lgg0LTQviDQsdC+0LvQuCDQt9C90LDQutC+0LzQvtC1Lg

5

Когда она его окликнула, богиня ожидала, что он спокойно выйдет, шурша кукурузой. Но Танатос вылетел словно пуля и встал между ней и воображаемым врагом. На то, что он ее потрогал и подвинул бесцеремонно, Персефона даже не обратила внимания. Она опасливо выглянула из-за его плеча и, не увидев ничего, на всякий случай попятилась к корзинке. Поле большое. Но этот шорох...
Она не оглохла от своей музыки, она точно что-то слышала! А судя по тому, что Танатос выскочил совершенно с другой стороны, это был не он. Первая мысль: "Браслет!" Богиня проверила руку, на которой должен был быть ее браслет с красивыми висячими элементами. В каждом шарике которого были семена растений, которые она могла использовать. Но, как назло, в самый ответственный момент этой нужной вещи не находится! И ретранслятора тоже нет! Быстро вспомнив, что сама же оставила их в одной из корзин, Персефона попятилась в сторону той пустой корзины. Бог Смерти предполагал, что это какой-то нерадивый студент? Хорошо, если так и будет. Девушка же привыкла подходить к оценке ситуаций с самых негативных возможных сторон. Ведь кто предупрежден - тот вооружен. Поле кукурузы довольно большое, и далеко они не заходили. Но рядом с ним запретный лес, поэтому можно было предположить, что какая-то гадость могла вылезти оттуда. Наткнувшись ногой на корзину, богиня аж подпрыгнула от испуга, чувствуя, как воздух и атмосфера вокруг изменилась. Этот запах и ощущение она никогда не забудет - с таким ей впервые пришлось столкнуться, когда ее похитил Аид. Потом пришлось жить с этим. Но Аид сейчас не мог спуститься в подземный мир как и вернуться оттуда. Обернувшись и увидев всего лишь корзинку, в которой лежал ее браслет и повязка, Персефона быстро подобрала и нацепила браслет на руку, оставив повязку в руке. Этот процесс принес некоторое облегчение: теперь у нее было хотя бы оружие. Поэтому она поспешно вернулась к Танатосу с рациональным, как ей казалось на тот момент, предложением: "Может вернемся и предупредим остальных? Пусть они сами с этими странностями разбираю..."
Её взгляд упал на то место, куда она смотрела, когда впервые обратила внимание на шум. Некоторые листья почернели.
- Пойдем отсю... - она было несильно потянула бога Смерти за край одежды. Нет, она нисколько не умоляла его силы и таланты воина, но к чему самостоятельно лезть на рожон неизвестно какого происхождения, пока он лежит и не нарывается? И тут она услышала сзади чье-то рычание.
Будучи и без того напряженной до предела как тетива стрелы, от этого рычания она даже не стала оборачиваться на шум. Левой рукой, на которой был браслет, она сделала магический пасс, а сама толкнула Танатоса вбок, навалившись всем весом. Если не спихнет его в сторону, то хотя бы развернет в обратную сторону, а сама тем временем заставила траву позади себя на пару метров мгновенно вырасти на высоту выше человеческого роста. Если там кто-то был, такая густая и высокая стена травы заставит этого кого-то потерять их из виду на пару секунд.
- Там! Там что-то рычало! - выпалила она, показывая рукой на то место, где слышала шум.

Отредактировано Персефона (2016-12-07 23:23:35)

6

День школьного праздника и вместе с тем сбора урожая с кукурузных полей выдался мрачноватым. Солнце не спешило радовать глаз, а затянутое тучами серое небо и повышенная влажность в воздухе отнюдь не способствовали отличному настроением. Впрочем, это отнюдь не касалось Инари, которой, как и многим представителям её факультета, поручили работу на ферме, вернее сказать, в её окрестностях.
Так как божественная и смертная души обе любили работу в поле, то с большим энтузиазмом взялись за дело слаженным тандемом. Весьма частое явление в их случае, так как Юко по характеру была во многом близка темпераменту богини, так что внутренние разногласия у них случались редко. За год, проведённый в стенах Академии, две сущности постепенно сливались воедино, причем в большинстве случаев смертная уступала, оставаясь при Инари чем-то вроде внутреннего голоса. Так было и на этот раз.
"Давненько я так не трудилась... уже и забыла, как это приятно", - размышляла рыжеволосая богиня, заполняя очередную корзинку созревшими початками, осторожно ступая между насаждениями. Шаг её был лёгкий и пружинистый, даром что она была босиком, оставив мокасины возле место сбора. Одета девушка была в легкие коричневые капри и неброское косоде поверх, а чтобы широкие рукава не цеплялись за растения, она подвязала их декоративной лентой. Не хватало только соломенной шляпы для завершения образа типичного фермера с рисовых полей. Как цвела и сверкала красками осень, так радовалась Инари, тихо напевая себе под нос, пока работала в поле. Под её стопами земля почти не проминалась, а мелкая трава словно бы расступалась, давая дорогу. Заметив надломанный стебель, богиня тут же останавливалась и, осторожно коснувшись растения, произносила краткую мысленную молитву, после чего повреждение сходило на нет. Магия девушки в таких местах была особенно эффективной.
Следующий за ней белый лисёнок Кику сновал между рядами кукурузы в поисках мелкой поживы и полевых грызунов, сопровождая свою хозяйку, так что Инари ничуть не скучала. Иногда она пересекалась и с другими учениками Академии, которые также участвовали в сборе урожая, однако вести долгие беседы из-за большой территории и объёма работы не получалось. Более того, многие выглядели слегка подавленными и нервными, словно привидение увидели. "А ведь действительно... с той стороны поля странные веяния", - заметила богиня после всех услышанных разговоров, обратив взор на ту часть земли, над которой стелился редкий туман. Так она стояла некоторое время, задумчиво глядя вперёд. Затем, словно опомнившись, повел головой и, взяв новую корзинку взамен нагруженной, вернулась к работе.
Уже на подходах к участку, где она трудилась, девушка почувствовалась неладное. Казалось, чей-то взгляд впивается ей в спину, но когда второкурсница оборачивалась, то никого в округе не видела. Да и её маленький спутник начал вести себя подозрительно, тихо шипя и поджав уши, а шерсть его встала дыбом.
- Что такое, Кику? - обеспокоенно обратилась к нему хозяйка, на что лисёнок только фыркнул и перебрался на плечо девушки, всё ещё озираясь с опаской по сторонам. Неподалёку послышался шорох, заставивший Инари замереть и насторожиться. - Кто здесь?..
Ответа не последовало, отчего девушка почувствовала себя совсем уж некомфортно. "Не нравится мне всё это", - она нервно сглотнула, невольно приложив руку к груди. Пальцы нащупали маленький кулончик в виде ключа, скрытый под одеждой, представляющий ретранслятор её силы. - "Наверное, не стоит мне тут бродить в одиночку..." Решив найти кого-нибудь, дабы развеять свои подозрения и мрачные мысли, богиня природы свернула в сторону, просачиваясь между стройными рядами земледельческой культуры, позволив зверьку спрятаться за пазухой. Идти она старалась бесшумно, дабы не привлекать к себе лишнего внимания, однако непонятных шумов со стороны зарослей не убавилось. Словно наблюдатель следовал за ней по пятам, загоняя жертву в ловушку. Это обстоятельство весьма напрягало рыжеволосую девушку. Пускай она и была божеством природы, однако самой силы у неё было немного. Возможно, она и смогла бы задержать врага, дабы успеть сбежать, однако для этого надо было знать его точное местоположение и количество. Вдруг он там не один?
В глаза неожиданно бросилась чёрная тень, промелькнувшая в кустах совсем рядом, понаделав шума, что заставило Инари отшатнуться в сторону,  выпустив корзинку из рук, а затем увеличить темп хода, перейдя на быстрый шаг. Петляя в дебрях кукурузных зарослей в поисках выхода, она выскочила на поляну, где также было заметно какое-то движение.
"Фух, кажется, свои. Можно отставить панику", - подумала она, заметив силуэты парочки школьников, причем один из них был даже знаком рыжеволосой.
- Персефона, это ты? - окликнула она соседку по комнате, с которой они жили вместе. Зато высокий парень с оружием, стоящий подле  греческой богини, выглядел не слишком дружелюбно, так что на всякий случай она выставила перед собой руки, показывая, что пришла с миром. - Вы тоже заметили неладное?
При всей своей неуверенности Инари не спешила терять голову, достаточно быстро оценив обстановку и атмосферу, чтобы сделать нужные выводы. И выводы эти не предвещали ничего хорошего.
- Растения... Что-то их угнетает... - ощутила она волнение местной флоры, понимая, дело точно нечистое.

Отредактировано Инари (2016-12-09 17:43:04)

7

Конечно ему никто не ответил. Танатос даже хотел хлопнуть себя по голове. Ведь никогда такого не было в фильмах ужасов, что тот, кто хочет напугать/убить/сожрать выходит из кустов и говорит "Ой, привет, ребята, это я, пришедший за вашими душами!". Глупость же! Но он хотя бы желал услышать звук ломающихся стеблей, топот и тяжелое дыхание, которое означало бы, что нарушитель спокойствия Персефоны скрылся, оставив за собой только следы своего позорного пребывания. Но нет, и это не случилось (кроме следов, о чем Танатос пока не узнал). Решил затаиться и подождать, пока я отвлекусь, кусок дерьма? Ты действительно думаешь, что мне так нравится в земле ковыряться? В отличие от Персефоны, Смерть до поры до времени не считала угрозу серьезной. Ну правда, что здесь грозит богам, кроме других богов и их проделок? Ничего. Потому мысль, что это какой-то нерадивый студент, которому давно пора оторвать его яйца и накормить его приготовленным омлетом из этих яиц. Но нет, все мы жестоко ошибаемся.
Жнец не сразу понял, что ситуация серьезна, но когда почуял это (да-да, он в прямом смысле это почуял), то помрачнел еще сильнее (хотя, спросите вы, куда сильнее?). Что-то ужасно знакомое. Мир мертвых. Плохой знак. Был бы очень хорошим, будь Аид способен издавать подобное зловоние одним своим присутствием, но теперь от него пахнет человечинкой так же сильно, как от Смерти. Жнец хотел схватить руку Персефоны, чтобы всегда держать ее при себе. Пока он не выведет Королеву Подземного мира из этого места, то точно не желал ее терять. Но не успел. Персефона сама навалилась на Танатоса своим весом, пытаясь развернуть Дитя Тьмы. И это у нее получилось. Конечно, от подобного он чуть не потерял равновесия, так как точно не ожидал подобного воздействия именно с этой стороны! Однако заминка была заняла меньше секунды. Развернувшись, Смерть приготовился к бою, но перед ним выросла стена из растений. Конечно, хороший маневр - закрыться от опасности. Вот только неудачным этот ход делает именно то, что Танатос ничерта не видит перед собой и вокруг, отчего постоянно должен быть в напряжении, ибо враг может быть, где угодно.
- Я плевать хотел на остальных. Сдохнут - их проблема, - спокойным тоном ответил жнец на предложении Персефоны предупредить остальных людей. Он коснулся выросших растений и тут же превратил их в прах, поглощая их жизненные силы. После он воткнул меч в землю, ну выпуская его из рук.
Однако выкачивать силы из земли он пока не начал. Сначала пришлось создать двух гоплитов, которые тут же с двух сторон окружили Царицу Мертвых и приняли боевую стойку. Души прекрасных спартанских воинов, вырванных из загробного мира, чтобы они послужили той, кто являлась и их королевой тоже. Да и выбора у них не было. Только навыки и полное подчинение воли Смерти.
Кукуруза вокруг зашуршала. Один из гоплитов выставил щит в сторону звука и замахнулся для удара копьем. Второй прикрывал массивным щитом спутницу Аида сбоку, чтобы не было сюрприза. Две остальные стороны взял на себя Танатос, спокойно наблюдая за растениями. Они были отправлены, и явно не его силой и не от его присутствия. Когда появилась рыжая голова, гоплит не думая тут же нанес удар копьем, благо его длина была достаточной, чтобы тут же проткнуть сердце незваного гостя, но наконечник остановился в дюйме от тела девушки по приказу Танатоса. Инари. Еще одна проблема.
- Мне плевать, что угнетает их. Меня угнетает, что посреди поля мы легкая мишень, и мне пора это исправлять, - вновь тот же холодный тон. Меч Смерти был в земле, и тут жнец начал поглощать энергию самой жизни, пополняя свои запасы и заставляя умирать кукурузные початки вокруг. В итоге в скором времени образовалось достаточно места, чтобы увидеть любую неожиданную атаку скрывающегося в траве врага. На полученную энергию Танат создал еще двух гоплитов, которым намеревался начать уничтожать кукурузу вокруг, создавая свободное пространство, как только группа решит пойти в более безопасное место.
- А теперь идемте. Держитесь ближе ко мне, - Смерть взял Персефону за руку и медленно пошел в сторону Академии. Гоплиты расчищали дорогу, остальные охраняли Персефону. А Инари... что ж, если не хочет помереть (в случае, конечно, если тут и правда опасно, и запах подземного мира просто приятный аромат парфюма Персефоны), то пойдем следом. А если нет... впрочем, какая разница, жнецу всего равно на нее плевать.

8

Под воздействием силы Танатоса чума ускорила распространение по полю, наполняя воздух запахом гнили и затхлости. Ветер исчез полностью, отчего дышать богам скоро станет трудно. И это было самой меньшей проблемой - странная чума не оставляла в покое и землю.
Громкое, злое рычание раздалось над кукурузным полем, оповещая всех, что богам не померещилось. С ними не играли в прятки - их изучали. Старались отравить, чтобы ослабели... А через пару мгновений из все еще здоровых зарослей кукурузы, тяжело ступая чёрными лапами, начали появляться псы, коих в легендах называли Стигийскими. Злой оскал, внимательный взгляд - псы настигли своих жертв и желают забрать их тёплые, мягкие и вкусные человеческие тела... Псы очень голодны - и если боги успеют осмотреться, то насчитают не менее десятка тварей, которые уже успели окружить троицу.
Среди стаи можно заметить пса, который был крупнее остальных, а на его лбу располагался красный камень. Там, где стояли собаки, земля высыхала, лишаясь жизни. Не только Танатос питался силами от умерщвления живого. И чем больше вокруг будет мёртвого - тем сильнее будут псы. А когда со стороны Запретного леса раздался оглушительный, полный боли вой - собаки злобно загавкали, стараясь заглушить этот самый вой, словно опасались чего-то.

Что же решат боги? Будут ли они убегать обратно к Академии, чтобы найти помощь? Или же попробуют пробиться сквозь тварей и выяснить причину их появления?

for Nick(s)|0J/QtdGA0YHQtdGE0L7QvdCw

0JTQvtGA0L7Qs9C40LUg0LTQsNC80YssINC/0L7RgdC60L7Qu9GM0LrRgyDQstC+0LrRgNGD0LMg0YPQvNC10YDQu9C+INC80L3QvtC20LXRgdGC0LLQviDRgNCw0YHRgtC10L3QuNC5IC0g0LLQsNC8INC80L7QttC10YIg0YHRgtCw0YLRjCDQv9C70L7RhdC+LCDQv9C+0YfRg9Cy0YHRgtCy0YPQtdGC0LUg0YHQu9Cw0LHQvtGB0YLRjC4g0JXQtNC40L3RgdGC0LLQtdC90L3Ri9C5INCy0YvRhdC+0LQg0L/QvtC/0YDQsNCy0LjRgtGMINCS0LDRiNC1INC30LTQvtGA0L7QstGM0LUgLSDRjdGC0L4g0LLRi9GA0LDRgdGC0LjRgtGMINC90L7QstGL0LUg0YDQsNGB0YLQtdC90LjRjyDRgdCy0L7QtdC5INGB0LjQu9C+0LksINC90L4g0L/QvtC80L3QuNGC0LUgLSDRjdGC0LjQvCDQstGLINC80L7QttC10YLQtSDQvdCw0LLRgNC10LTQuNGC0Ywg0KLQsNC90LDRgtC+0YHRgywg0LrQvtGC0L7RgNGL0Lkg0YfQtdGA0L/QsNC10YIg0LbQuNC30L3QuCDQuNC3INCh0LzQtdGA0YLQuC4

for Nick(s)|0JjQvdCw0YDQuA

0JTQvtGA0L7Qs9C40LUg0LTQsNC80YssINC/0L7RgdC60L7Qu9GM0LrRgyDQstC+0LrRgNGD0LMg0YPQvNC10YDQu9C+INC80L3QvtC20LXRgdGC0LLQviDRgNCw0YHRgtC10L3QuNC5IC0g0LLQsNC8INC80L7QttC10YIg0YHRgtCw0YLRjCDQv9C70L7RhdC+LCDQv9C+0YfRg9Cy0YHRgtCy0YPQtdGC0LUg0YHQu9Cw0LHQvtGB0YLRjC4g0JXQtNC40L3RgdGC0LLQtdC90L3Ri9C5INCy0YvRhdC+0LQg0L/QvtC/0YDQsNCy0LjRgtGMINCS0LDRiNC1INC30LTQvtGA0L7QstGM0LUgLSDRjdGC0L4g0LLRi9GA0LDRgdGC0LjRgtGMINC90L7QstGL0LUg0YDQsNGB0YLQtdC90LjRjyDRgdCy0L7QtdC5INGB0LjQu9C+0LksINC90L4g0L/QvtC80L3QuNGC0LUgLSDRjdGC0LjQvCDQstGLINC80L7QttC10YLQtSDQvdCw0LLRgNC10LTQuNGC0Ywg0KLQsNC90LDRgtC+0YHRgywg0LrQvtGC0L7RgNGL0Lkg0YfQtdGA0L/QsNC10YIg0LbQuNC30L3QuCDQuNC3INCh0LzQtdGA0YLQuC4

for Nick(s)|0KLQsNC90LDRgtC+0YE

0KLQsNC90LDRgtC+0YEgLSDQtNC10LvQviDQtNGA0Y/QvdGMLiDQodCy0L7QtdC5INGB0LjQu9C+0Lkg0YLRiyDQsdGD0LTQtdGI0Ywg0LvQuNGI0Ywg0LrQvtGA0LzQuNGC0Ywg0L/RgdC+0LIsINCwINC10YHQu9C4INC/0L7Qv9GL0YLQsNC10YjRjNGB0Y8g0YPQsdC40YLRjCDQuNGFIC0g0YLQviDRh9C10YDQtdC3IDMwINGB0LXQutGD0L3QtCDQv9C+0LLQtdGA0LbQtdC90L3QsNGPINGB0L7QsdCw0LrQsCDQstGB0YLQsNC90LXRgi4g0J7QvdC4INGC0LDQutCw0Y8g0LbQtSDRh9Cw0YHRgtGMINC80LjRgNCwINCc0ZHRgNGC0LLRi9GFLCDQutCw0Log0Lgg0YLRiyAtINC/0L7RjdGC0L7QvNGDINC+0YIg0YLQstC+0LXQuSDRgdC40LvRiyDQsdGD0LTRg9GCINC70LjRiNGMINC/0LjRgtCw0YLRjNGB0Y8g0Lgg0YHRgtCw0L3QvtCy0LjRgtGM0YHRjyDRgdC40LvRjNC90LXQtS4g0J3QviDQstC+0YIg0YLQstC+0Lgg0YHQv9GD0YLQvdC40YbRiyDQvNC+0LPRg9GCINC+0YHQu9Cw0LHQuNGC0Ywg0YHQvtCx0LDQuiwgItC/0L7QtNCw0YDQuNCyINCW0LjQt9C90YwiINC90L7QstGL0Lwg0YDQsNGB0YLQtdC90LjRj9C8LCDRh9C10Lwg0L7RgdC70LDQsdGP0YIg0YHQvtCx0LDQuiDQuCDQt9Cw0LzQtdC00LvRj9GCINC40YUg0YDQtdCz0LXQvdC10YDQsNGG0LjRjiDQuCDQsiDRgtGA0Lgg0YDQsNC30LAuINCd0L4g0YLQtdCx0LUg0L7RgiDRjdGC0L7Qs9C+INC80L7QttC10YIg0YHRgtCw0YLRjCDQv9C70L7RhdC+LiA

9

- Я плевать хотел на остальных. Сдохнут - их проблема,  - подытожил Смерть. И Персефона кивнула, не став ему перечить: ведь прежде чем спасать других, нужно спасти хотя бы себя.
Из вариантов: развернуться посмотреть на нападавшего, подставившись под возможный удар, или избежать нападения со спины, но потерять врага из виду, богиня выбрала второе. Ей было бы сложнее драться, если бы в ее спину вцепилось чудовище. И, судя по тому, что из-за травы его не было видно, оно не такое уж высокое. Нет уж, нет смысла церемониться, поэтому Персефона затянула на глазах повязку-ретранслятор, который из обычной повязки превратился в корону, чтобы пользоваться полным магическим потенциалом. Даже ее внешний вид преобразился. Теперь она стала похожа не на Джули, а на саму себя.
Когда её окружили его призванные слуги, почти в этот же самый момент появилась Инари. И вовремя она успела выставить руки, иначе чуть было не напоролась на копьё призванных духов. Персефона даже бы вскрикнуть не успела, если бы они попытались убить ее соседку. На ее слова Персефона лишь поднесла палец к губе, призывая вести себя тише.
- Мы тоже это видим, - сказала она негромко, подманивая свою японскую коллегу к себе под защиту спартанских воинов. Но тех, кого они встретят по дороге, она определенно не бросит, если те захотят присоединиться.
Когда Танатос стал выпивать жизнь вокруг них, Персефоне стало очень нехорошо. Она нездорово побледнела, а ее собранность исчезла, оставляя вместо себя неприемлемую для такого момента слабость. Мысли стали вязкими. К горлу подступил утренний завтрак, словно вместо вкусной еды ей подсунули сплошь испорченные продукты. Но эта тошнота - последствие  его темной магии. Ни подав и намека на то, что ей нехорошо, она пошла вслед за ним, когда мужчина взял её за руку. Если он так станет сильнее - пусть так. В качестве воина он будет куда полезнее, чем они обе с Инари. Поэтому она не станет отнимать у его силы, ослабляя тем самым, чтобы поправить своё состояние. Ничего, потерпит.
Атмосфера в округе совершенно сменилась, будто бы они с каждым шагом все глубже спускались в подземный мир, но мыслей на счет того, откуда это, почему и кто допустил подобное, не было. Были только более насущные: как ни споткнуться, как оставить содержимое своего желудка при себе, как побыстрее вернуться на территорию академии и как сопеть поменьше, чтобы не выдавать собственную отдышку.
Однако далеко они уйти не успели, их уже настигли и успели окружить.
"Кажется, воинов маловато", - подметила Персефона, благо способность мыслить она не потеряла, хотя ее мысли теперь были более спутаны и тяжелы. И когда со стороны леса раздался чей-то вой, богиня воспользовалась их замешательством (причины их лая ей не были интересны) и скинула с браслета одно крупное семечко. Семечко травяного дракона, которые периодически давал ей её питомец, что рос в горшке. Благо они все-таки успели уйти с "выжженного" мертвого места, и даже псы не смогли полностью уничтожить территорию жизни вокруг них. Как только то коснулось земли, от ее магии, буквально из ниоткуда вырос огромный змей. Его грудь была словно раскрыта изнутри, ожидая свою хозяйку. И как только она туда шагнула, грудь закрылась, поверх прикрытая дополнительной твердой корой в качестве брони. Растительные "внутренности" плотно опутали богиню, словно срастаясь с ней. Тем самым она могла лучше всего контролировать этого дракона, и подпитывать его своей силой, становясь с ним практически одним целом. Дракон поднял голову и угрожающе зашипел.

10

К несчастью для второкурсницы, ученик с факультета Темной звезды оказался не просто недружелюбным, так ещё и смертельно-опасным. Не только для мнимых противников, что сновали по кустам аки вороватые негры. Сама рыжеволосая богиня едва не стала жертвой копья призывника Танатоса, пожелавшим  наградить её приветственным ударом острия."Вот жеж оказия", - только и успела подумать Инари, интинктивно попытавшаяся дать задний ход, но навряд ли бы успела это сделать, настолько стремительна оказалась атака темной братии. Естественно, она испугалась, разве что инфаркт не схватила, хотя умереть вот таким способом было бы уже курам на смех.
Покуда она приходила в себя от едва не свершившейся непреднамеренной кончины, Персефона почти что знаками попросила вести себя потише и подозвала к себе. А её приятель и вовсе расплевался, будто разгневанный в край верблюд с пригорающей пятой точкой и навьюженными до предела горбами, на которого ещё пара человек пытались взобраться. "Великая тьма, уже и слово сказать нельзя - поперёк горла костью встанет", - иронично подумала про себя богиня риса, но вслух ничего говорить не стала. Равно как и о пришедшей в голову фразе: "Сильный воин, храбрый воин. Будет тебе смерть. Но сначала... матумба!", где последнее слово в данном случае выражалась всеми проблемами, свалившимися им на голову.
И как будто этого было мало, темноволосый бог начал набирать силу, распространяя вокруг флюиды смерти и уничтожая ближайшие растения. От его действий Инари пошатнулась, ощущения увядавшей на глазах зелени и жизни больно ударило и по ней, вызвав головокружение и слабость. "Плюс одна заморочка, ох!" - она сцепила зубы и выпрямилась, не позволив себе выглядеть слабой. Даже если вся округа превратится в поле смерти, она должна выстоять. То не было хорошей идеей, но вынужденной необходимостью, так что девушка мысленно помолилась, дав себе обещание, что когда всё закончится и здесь снова будет безопасно, то она обязательно вернётся, дабы очистить землю от скверны и влияния мира мёртвых.
Между тем, когда группа учеников вознамерилась уходить, из поредевших зарослей кукурузы наконец-то показался их враг. "О нет! Почему именно собаки?! Владыка Небесный, да что же я тебе сделала?!" - внутренне взвыла богиня лисиц, хватаясь за голову, а показавшийся Кику зашипел на песью братию похлеще гадюки. Но волноваться и проклинать судьбу-злодейку сейчас было не время. Да, Инари была достаточно миролюбивой богиней, но в серьёзных ситуациях приходилось отбрасывать милосердие и браться за оружие. Так что, сорвав с шеи кулон, она одним движением преобразовала ретранслятор в судзу, почувствовав себя немного лучше, хотя бледность и легкая тошнота никуда не исчезли. Теперь она могла чётко ощущать, сколько много на поле врагов, которое уже превращалось в поле боя. Причем расклад складывался явно не в пользу учеников, пришедших сегодня для сбора урожая. Как бы они сами не угодили под "сенокос".
Услышав команду старшего юноши к отходу, Инари только кивнула и потянулась следом за знакомыми, окружёнными охраной из призванной свиты Смерти. Заметив, что Персефона тоже готовится к битве, она в это же время активировала свою магию. Новые растения выращивать она не стала, дабы не осложнять работу ведущего их Танатоса, но ничто не мешало ей взять под контроль оставшуюся природу. Небольшое движение судзу, тихо прогремевшей колокольчиками в воздухе - и несколько адских собачек, не успевших покинуть заросли, обвили гибкие стебли, не давая свободно двигаться. Пускай и ненадолго, но это должно было задержать их, так что нападать псы могли лишь маленькими группами, а не всей сворой. "Похоже, они прибывают из леса" - промелькнула догадка в голове, пока рыжеволосая девушка концентрировала силу, дабы заставить ряды кукурузы расступиться перед идущими впереди воинами, образовав проторенную и широкую дорогу. Теперь задерживаться и тратить время на вырубку не придётся.
Закончив, она направилась дальше, но всего через несколько шагов оступилась, упав на одно колено, чувствуя себя, мягко говоря нехорошо. Впрочем, всего секунда, и она снова поднялась, даже не подумав жаловаться, готовая вновь сражаться и следовать за командующим. Конечно, Инари понимала, что здесь лишь сбоку-припёку, но её дело было маленькое. Ей нужно было сохранить это тело, ведь она обещала Юко, что сможет защитить их обоих. От других она не ждала милости, но пока есть возможность совместных действий, то она будем помогать, стараясь не быть обузой.

Отредактировано Инари (2016-12-11 22:41:14)

11

Дело пахнет керосином. Стигийские псы, иногда служившие в качестве спутников Гекаты. Если это Трехликая устроила этот локальный армагеддон, то даже ее интимная связь с Гипносом не спасут ее от того, что Танатос хорошенько отшлепает ее мягкое место плоской стороной собственного клинка. Стигийские псы были бы не очень опасными противниками, будь у Танатоса хотя бы прошлое тело. О Косе вновь упоминать не надо, сейчас и без того ситуация не самая сахарная, не стоит себе забивать голову. Жнец вызвал еще одного спартанского гоплита. Итого - пять духов, некогда бывшие лучшими воинами во всей Древней Греции. При верном построении они могут задать перца этим щенятам. Точнее могли бы. Вот только эти черти питаются от флюидов смерти. Чем больше гиблого вокруг, тем сильнее они. Чем сильнее сам Смерть, тем сильнее они.
Ну прекрасно. Никогда бы в жизни не подумал, что мне придется удирать от каких-то блохастых шавок.
Спартанцы приготовились к бою. Девочки тоже не отставали от них. Хоть, видать, махинации брата Гипноса хорошенько их потрепали. Значит, они страдают от того, что вокруг есть смерть. Интересно, а если вокруг станет больше живого? От этого будет ли слабее сам жнец? И, что самое главное, ослабнут ли псы? Интересная мысль. Если они будут слабеть от жизни вокруг, то стоит ее побольше создать. Благо, у него под рукой две богини природы. Танатос улыбнулся. Шансы есть. Чтоб хотя бы сбежать. А что потом? Их ведь псы, скорее всего, будут гнать до тех пор, пока силы не покинут троицу. Что ж, если так, то всегда их можно завести туда, где жизнь никак нельзя искоренить. Древо Жизни.
Будь ты гоплитом суровым,
На собак ты хуй забей,
Псов гоняй во чистом поле,
А потом и водку пей.

Сейчас его магия скорее всего будет только ослаблять союзников и, что главнее всего, даст дополнительные силы его врагам. Если магией пользоваться нельзя, то... Танат сжал в руках меч так сильно, что побелели костяшки. Остается уповать на физические силы.
- Персефона и вторая бабенка! Они питаются от смерти. Сделайте так, чтоб здесь было как можно больше жизни! И бегом в сторону Древа Жизни!
Теперь осталось выбрать цель для избиения. Он дал мысленный приказ гоплитам оберегать Персефону и всячески помогать ей (хотя она уже залезть внутрь какого-то дракона из травы, так что черт знает, нужна ли ей вообще защита). Смерть посмотрел на пса, который отличался от остальных камнем во лбу. Тоже своеобразно звезданутый, дружочек? А после, переключив режимы, на огромной сверхчеловеческой скорости ринулся прямо в сторону, как думал сам жнец, вожака этой стайки. Быстро преодолев расстояние, он нанес мощный удар мечом по кристаллу, что находился на лбу собачки.

Отредактировано Танатос (2016-12-13 18:42:14)

12

от АМС написал(а):

Пес с кристаллом во лбу сам подался вперед и прошмыгнул чуть ли не между ног у смерти. После чего тварь скрылась в кустарнике.


Несмотря на то, что слабость богини передавалась её змею, менее угрожающим он от этого быть не перестал. При виде туши, которая была совершенно невкусная для клыкастых пастей, да еще сама могла заглотить в один присест пару из их братии, некоторые псы, что стояли перед мордой Персефоны, замешкались. Нет, назад они не побежали, но, выглядя уже не такими внушительно опасными, вздыбили шерсть, заложили уши и, скалясь, рыча и гавкая, стали разделяться, чтобы зайти со стороны.
Понимая, что такое построение по сути даст им возможность атаковать с двух сторон, богиня решила пресечь это резким выпадом. Одной собаке повезло, она успела отпрыгнуть. А вот второй - нет. Пасть змея схватила за задние лапы и начала трепать во все стороны с такой силой, что обычной собаке уже с первого раза сломала бы позвоночник. Пару движений головой из стороны в сторону, а потом дракон отбросил стигийского пса к своим собратьям, что задумали обойти с другой стороны. Тело змея, при этом, кроме хвоста, оставалось недвижимым для того, чтобы не зацепить своих же.
Наблюдая, как пес, которого пытался разбить Смерть, сбегал, Персефона попыталась ухватить его, но змеиная морда клацнула буквально у самого кончика хвоста, может быть, и выдрав клочок шерсти, но и только. Прогремев ему вдогонку ревом, змей обернулся в сторону Инари.
- Персефона и вторая бабенка! Они питаются от смерти. Сделайте так, чтоб здесь было как можно больше жизни! И бегом в сторону Древа Жизни!
Указание Танатоса было весьма кстати. Но тогда пусть готовится к тому, что и сам потеряет силу. "Тогда терпи", - подумала про себя Персефона, а ее змей тяжело выдохнул.
- Инари, начинай! Я пока тебя прикрою, а потом присоединюсь к тебе! - раздался изнутри чудовища женский голос. Не так громко, но она точно услышит. После чего дракон, который на этот коротенький период буквально превратился в статую самого себя, снова "ожил". И вытянул голову, чтобы видеть всех, кто пытался бы подобраться к рыжеволосой богине. Чудовище взревело, потрясая щитками вокруг головы, и сделало еще один выпад, чтобы ухватить пса, который был ближе всех. Тот резво отскочил и отпрянул вместе с другими, рядом стоящими, собаками. Начни они колдовать вместе, они, конечно, быстрее, смогут очистить землю от смерти, но и станут более уязвимыми чем сейчас, оставаясь под прикрытием лишь одного Танатоса, у которого будут отнимать силы.
Нет, лучше пока у них будет защита, а как только ситуация улучшится, она подключится и поможет подруге. А пока что шипя и покачивая головой словно кобра перед броском, немного проползая вперед, змей под управлением Персефоны, заставлял понемногу собак отступать от Инари, расчищая ей поле для работы.

13

"Приплыли, теперь я ещё и бабёнка" - мысленно закатила глаза Инари, услышав очередную команду от представителя тёмной стороны в их компании. Конечно, в условиях боевых действий не предстало спорить, однако на этот раз сдержаться было слишком трудно.
- Между прочим, у меня имя есть - Инари. Коротко и ясно, так что уверена, что тебе не достанет труда его запомнить, - выдала младшая богиня природы, уворачиваясь от атаки наглой собаки, попытавшейся организовать себе перекус из её руки, но получилось лишь оторвать кусок ткани от рукава. Теперь он болтался аки реющий на ветру обгрызенный флаг.
"Вернуть сюда жизнь после того, как развели тут болото скверны? Было бы это так просто..." - вздохнула про себя рыжеволосая второкурсница, однако кардинальную смену тактики приняла покорно. Да ещё и её сожительница попросила начать самостоятельно, пока она отпугивает псов своим травяным творением, изнутри которого наверняка было не очень удобно взывать к уходящей жизни. - "Ладно, сперва нужно очистить тот участок, что мы загубили"
Пока её товарищи сражались, Инари приняла церемониальную стойку: корпус слегка повернут, одна нога ушла вперёд, словно делая шаг, а рука с орудием вытянута перпендикулярно туловищу, судзу покоится в ладони вертикально. Чуть прикрыв глаза, она подобно жрице пыталась сосредоточиться и воззвать к силам природе и земли, чтобы остановить распространение энергии смерти и перекрыть её противоположной. Ведь даже из пепла может зародиться новая жизнь, подобно возрождающемуся фениксу.
Богиня едва успел очистить небольшой пяточок земли на чернеющей пастве, когда её отвлекла новая атака на собственную персону. Вот только не стоило чудищам нападать из соседних зарослей, ибо растения сразу предупредили о крадущихся врагах. Вновь уйдя из-под клацанья челюстей и громкого рева вперемежку с лаем, рыжеволосая богиня скрылась за спиной повернувшегося дракона Персефоны, вставшей на её защиту. "Упрямые какие эти собачки. Ну, сами напросились, будем восстанавливать экоструктуру и одновременно контратаковать. Но мне нужно место..." - решив использовать уже очищенный участок в центре поляны, от которой ребята далеко не ушли, девушка на скорую руку вырастила там большой гриб, напоминающий чем-то волнушку, только с очень упругой и пружинистой шляпкой. Пса, который в этот момент стоял на том месте, не слабо подкинуло вверх, а затем как на батуте отбросило в сторону, давая познать все прелести полёта.
- Кто хорош в софтболе, принимайте подачу и на хоум-ран, - чуть улыбнулась Инари, забравшись на гриб и делая его шляпу более плоской, так что теперь у неё был отличный обзор на всё поле сражения, да и собакам будет сложнее до неё добраться. Вновь замерев в стойке, она полностью сконцентрировалась на своей задаче и продолжила очистку местности, притягивая сюда жизнь и мать-природу. Под взмахами её руки отступало дыхание смерти, темная сила рассеивалась, а из почвы поднимались трава и цветы. Также она придала нескольким сорнякам сил и быстрый рост, питая и оживляя их, так что поляну заполняли толстые и гибкие отростки, извивающиеся подобно змеям. По приказу богини они обрушивались на неприятельскую свору, хлестая особо строптивых будто дрессировщик кнутами. Также Инари подкрепила местную культуру, так что заросли кукурузы на глазах разрастались и становились всё гуще, а небольшое магическое "программирование" подначило флору захватывать пытающихся скрыться чудищ, дабы не думали сбежать или обойти со стороны. Самым невезучим не только били початками по неразумной голове, но и производили кукурузные клизмы в качестве альтернативы прививок от бешенства.
- Персефона... Остальное... на тебе... уфх... - проговорила рыжеволосая особа, боевой "танец" которой подходил к концу. Ей удалось сделать достаточно много, однако подобная магия, проходившая через её тело, имела свои последствия. Смертное тело с трудом выдерживало такой поток, так что ритм сбился, а многие растения перестали атаковать, мирно покачиваясь на ветру, чего не скажешь о богине, которую штормило от усталости и подступающего истощения. Своим поступком девушка почти опустошила свой магический резерв, оставив силы для того, чтобы ещё можно было передвигаться. В крайнем случае, отразить ещё парочку нападений, но и только. Ей требовался отдых, так что рука опустилась, а судзу вновь превратилась в подвеску-ключ, дабы сохранить оставшиеся капли магии, а сама Инари бухнулась на колени. "Ох... надеюсь, я заслужила себе краткий перерыв..." - подумала она, оглядывая преобразившееся поле и ища глазами товарищей,- "Интересно, они поймали вожака стаи? Надо было наверное его прижать сразу, и не тратить время на мелких шавок"

14

Танатос был уверен, что сейчас растерзает этого щенка, как (парадоксально) Тузик грелку, но нет. Стигийский пес смог прошмыгнуть чуть ли не между ног. Хорошо хоть Мерсер никогда не увлекался футболом, не хватало только ощутить слабый всплеск детской обиды от подобного пропущенного удара. Конечно, жнец не желал отдать врагу уйти просто так, потому решил тут же развернуться и ударить вслед, но немного не рассчитал и рухнул на землю. После он не видел, как этого пса пыталась поймать Персефона, дела которой тоже не были сладкими. Он не увидел, как вдогонку псу полетели два метательных ножа, которые создал Танатос в экипировке своих солдат чисто из прихоти. В следующий раз вместо тяжелой пехоты в виде гоплитов он создаст римских легионеров. Они могли наносить прекрасный дальний урон благодаря своими плюмбатами. Он не заметил, как пес с красным камнем во лбу исчез в зарослях травы. На него, упавшего, тут же бросились две собаки. Но если первая решила вонзиться зубами в меч Смерти, лишив его оружия, то вторая явно метила в шею. Но обеих собак ждали неприятности. Если первая буквально начала гнить из-за кражи ретранслятора, тем самым усиливая Танатоса еще больше (что в скором времени будет ой как необходимо), то вторую жнец буквально поймал за челюсти, а после своей огромной силой просто порвал на две части. Выбросив ошметки собаки, он забрал у первого атаковавшего стигийского пса свой меч и отрубил врагу голову. И успел развернуться ровно в тот момент, когда на него набросилась третья собака. Ксифос легко вошел в шкуру монстра, и Танат вспорол собаке брюхо, после чего вырвал позвоночник и выбросил его на землю дальше от скулящего наглеца.
Гоплиты тем временем решили помочь Персефоне и Инари вернуть в этот мир немного жизни. Как только японская (или китайская? Черт поймешь этих ускоглазых) богиня начала свой танец, два гоплита тут же сомкнули свои щиты возле нее, встав на колено, готовясь таким образом к атаке. И она не заставила себя долго ждать. Одна из собак бросилась на греков, намереваясь пробить их защиту, но могучие щиты одной из самых великих античной пехоты спокойно защитили своих хозяев, а дальше в ход пошли копья. Гоплиты проткнули наглеца и отбросили извивающееся тело подальше, продолжая держать оборону так, словно ничего не было. Вместе с этим двое солдат помогали Персефоне отбиваться от дворняг, которые решили попытать удачу, сразив королеву. Греки дрались отчаянно, но каждые движения были четкие и профессиональные. Не было волнения, не было посторонних мыслей. Мертвецы повиновались Смерти как своему господину, который приказал защищать всеми силами супругу Аида. И они не щадили для этого своих жизней (да и щадить уже было нечего). Последний солдат, потеряв собственное копье, отчаянно сражался с двумя псами, которые прощупывали его защиту, нанося слабые царапины и порой прокусывая его доспехи. Но от кровопотери солдат не умрет. Он словно не стал слабее, ведь после того, как их призвали, они перестали зависеть от физического и энергетического состояния Танатоса.
И не зря. Как только природа начала расцветать, Танатос начал ощущать, что он слабеет. И это его удручало. Но мешкать он не стал - жнец тут же бросился на одну из собак, которые теснили его гоплита, сбивая ее с ног. Ксифос, чтобы снова не потерялся, принял вид обычного украшения, а Смерть голыми руками дробила кости врага, катаясь с ним по полю словно какое-то перекати-поле. Вскоре черепушка пса была сдавлена, а после и вовсе оторвана и отправлена в далекий полет. Танат вновь активировал ретранслятор. Готовый к бою. Гоплит тем временем разобрался с собакой, заставив ее отступить и выбрать более легкую мишень. Найди мне этого пса, солдат. И грек тут же исчез в тех же самых кустарниках в поисках сбежавшего пса.

15

- Между прочим, у меня имя есть - Инари. Коротко и ясно, так что уверена, что тебе не достанет труда его запомнить.
Персефона лишь выдохнула. В критической ситуации, такой как сейчас, она не обратила бы внимания и на подобное обращение и к себе самой. Но эта бесцеремонность представителей мужской половины ее родного пантеона порядком надоедала. Однако сейчас нужно было сосредоточиться на другом.
- Персефона... Остальное... на тебе... уфх...
Просить дважды не потребовалось. Дракон воткнул хвост в землю. Его грудь распахнулась, выпуская из себя опутанную "внутренностями" свою хозяйку, раскрыл пасть-цветок, и сам превратился в часть местной флоры. Благодаря стараниям Инари, Персефона стала чувствовать себя гораздо лучше. Она сошла на землю, уже поросшую травой и цветами, и продолжила дело своей коллеги по цеху. Ее магия не предполагала особых церемоний и была проста и неказиста. Богиня сбросила обувь и ступила голыми ступнями на землю так, чтобы ее энергия потекла прямо через них. Рядом с ними начали появляться две "стены" из колючих стеблей терновника. Они сплетались, поднимались на человеческий рост и потянулись в сторону древа жизни, образуя спасательный коридор для побега. В котором богини могли закрыть за собой "дверь", отрезав преследователей, если те погонятся за ними. С других же сторон они представляли из себя почти непроницаемую для живых существ стену, которая имела один небольшой бонус: даже если ее высушит подчистую магия смерти, то они засохнут и умрут, но от того не перестанут быть менее колючими. Желающие прорваться через них нахрапом рисковали оставить на острых и частых шипах всего себя. Если они, конечно, не умели летать. Инари и Танатос сражались героически. Большая часть врагов была повержена. Но оставалась опасность, что могут появиться новые. А их магические резервы стремительно опустошались.
"Безопасный проход" стремительно разрастался вдаль по фермерским угодьям, выходя к западной дороге. Немного не дойдя до нее, стена закончилась.
- Она выведет нас к дороге, - голос Персефоны звучал уверенно, но уже негромко и тяжело, - Беги! - крикнула она подруге, чтобы та бежала впереди. А сама посмотрела на Танатоса, ожидая его решения. Даже несмотря на обилие жизни вокруг, выглядел он довольно решительно, словно готов и дальше сражаться с этими существами в одиночку. - Ты с нами или останешься? 
Спросила богиня, махнув рукой, и стены стали срастаться навстречу друг другу как скалы Симплегады. Как только они сомкнулись, второкурсница тяжелым шагами помчалась прочь. Теперь оставалось только бежать, бежать и бежать. Без остановки и без оглядки.

16

"А нехило мы их пригрели", - подумала про себя Инари, отдышавшись после устроенного представления и оглядев поле битвы, где боевые товарищи добивали остатки стигийской стаи, поступивших в расход. Благодаря её стараниям и усилиям Персефоны, подхватившей трудовую деятельность выходцев с факультета Природных сил, экосистема кукурузного поля была восстановлена почти полностью, а трупы песиков могли пойти в качестве удобрения. Хотя от последнего девушка бы отказалась, ибо кто знает, сколько скверной энергетики в этих существах из подземных угодий Аида. Странно, что Танатос им помогал в этом случае, учитывая приверженность и связи факультета Тёмной звезды. Впрочем, если знать греческую мифологию, то всё становилось ясным как день.
"Из нас получилась неплохая команда" - невольно пришло в голову красноволосой второкурснице, таки поднявшейся на ноги и слезая с гриба, возле которого стояли на часах слуги Смерти, впоследствии отправленные по заданию. К сожалению, союз был временным, и особых надежд на будущее богиня не питала, лишь вздохнула, собираясь с силами. Сражение может и закончилось, но ученики по-прежнему находились в опасности, тёмная аура ещё витала в воздухе, отступив на некоторое время под силами природы и жизни, но не исчезнув окончательно.
- Поняла, - кивнула Инари, когда соратница проложила им дорогу и велела ей идти первой, прокладывая путь к отходу. - Не задерживайтесь. Не слишком хотелось оставлять товарищей позади, но делать нечего. В последний раз взглянув на Персефону, японская богиня  устремилась в новосозданный проход, порхнув мимо Танатоса.
Узкая тропа с высокими стенами давила на сознание, и в тоже время исключала возможность нападения сбоку. И рыжая лисица бежала, стараясь не сбавлять скорости, пока в итоге не вышла на открытую площадку на границе поля. Здесь напасть незаметно у псов или других врагов не вышло бы. "Надеюсь, никого не загрызли",-  мысленно помолилась богиня плодородия, оглядываясь. Много шума и непонятных звуков доносилось со стороны сада, что был неподалёку. И это тревожило Инари. Тем не менее, она решила не бросаться в омут с головой и сперва подождать появления сокомандников, а уж потом решать, куда двигаться дальше.


Вы здесь » Academy of Gods » Квест: «Восславляя Самхейн» » Кукурузное поле


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC